Рождение трезвого русского

Ну почему, почему русскому так хочется пить? Вот настоящий философский вопрос. Ответа на него нет. Это пока не выпьешь. А после этого — есть.alkogol2.gif
То есть, выпить надо для озарения. Дабы быстрее достичь момента истины. Надо думать, решение об окончательной борьбе с Вечнозеленым Змием в мае 1985 года было принято после маленькой. Или средненькой. Или даже очень большой.

Апофеозом винопития стало появление 8 декабря 1991 года из сауны в Вискулях в Беловежской пуще троицы (то есть, опять на троих) Ельцина, Кравчука и Шушкевича, которые почти в невменяемом состоянии подписали акт о развале СССР под названием «Создание СНГ».

История винопития на Руси написана пока частично. Тогда пили сравнительно мало, потому что было много разной посуды и всяких обрядов с братинами, ковшами, медовухой, винокурнями, шинками, штофами, четвертями, аршинами, кабаками и целовальниками. Пока все исполнишь, уже спать пора.

Начну с того времени, когда пить стали много и государство заинтересовалось доходами от продажи веселящей жидкости.Винную монополию в России ввел граф Сергей Юльевич Витте в бытность свою министром финансов. А до того российское государство находило иные способы доходов. Пенькой торговали, крестьян на конюшне секли для лучшего собирания оброка. Но Сергей Юльевич был озабочен не только государственными доходами. Он писал в своих мемуарах, что французские обыватели, собираясь для распития всяких жидкостей типа перно-вино, в местах поглощения горячительного вели предосудительные антиправительственные разговоры, в результате чего и вспыхнула Великая французская революция.

Под винную монополию в России шинки-кабаки были закрыты, а взамен открыты государственные заведения, названные «монопольками». Так что русский обыватель не мог поступать по-французски. Почему, по замыслу хитроумного графа, в монопольке нельзя было вести подрывных бесед — граф, страдающий гусарским насморком и проходящий лечение у шарлатана Бадмаева (это все потом, с целью дружбы с Распутиным и возвращения себе поста премьера) так и не объяснил. Умер Витте в 1915г. и о революции уже не узнал.

Рестораны, конечно, действовали и при Витте, и потом, и пили там вовсю, но ресторан как-то не подходил на роль инкубатора революционных идей. Там все больше цыганскими хорами увлекались, а цыганам и без революции везде вольная воля. Гришка Распутин закатывал к цыганам на всю ночь, выплясывал без штанов в «Яре», размахивая всегда готовым к употреблению любимым органом (читал у одного современника, что якобы у него была перманентная эрекция, чего быть не может, ибо от застоя крови быстро сделается гангрена) и вопя певичкам хора: «Люби бескорыстно». Начальник охраны царя (и его личный друг), генерал, командир отдельного корпуса жандармов Владимир Федорович Джунковский на правах особы, приближенной к императору, с полицейским протоколом в руках пытался образумить царя (в 1915 году — еще можно было спастись), говоря, что падение престижа царского дома из-за присутствия Распутина при дворе опасно для устоев государства. Но — ничего не добился. Как до него Столыпин, потом председатель 4-й Думы Родзянко, да и еще много кто — хотя бы и верзила дядя Николаша, бывший верховным главнокомандующим в первый год Первой мировой войны. Друг царя и шеф жандармов Джунковский был тут же уволен — как со службы, так и из друзей. Уходя, он бормотал: «Куда катимся?» Ответ был получен скоро от революционной матросни, положившей эти слова на музыку «Эх яблочко, куды катисся, ко мне в рот попадешь — не воротисся».

Русский человек — не цыган, ему воля была нужна даже помимо водки, так что революцию все-таки учудил. Эх-ма, раззудись плечо. Да, воля, вот что нужно русскому человеку! Рубашку рвануть до пупа — и гори все огнем. Жизнь — копейка, судьба индейка. Однова живем! Попили нашей кровушки, будя. Теперь мы попьем вашей. Народ-то нутром правду чует. Как на духу. И смерть на миру. Эх, кондовая-посконная! Слууушааай, товарищ ! Враги наступают ! Смело мы в бой пойдем…

C водкой накануне революции не все ясно. Известно, что Николай II пошел навстречу старостам и ходокам от крестьян и рабочих и подписал указ (в 1914 г.) о введении сухого закона (в связи с началом войны). Так что винокурни после начала Первой мировой войны почти везде позакрывались (точнее — в 14 западных губерниях, которые оказались ближе к фронту). И народ, преисполненный патриотических чувств, пить перестал вполне добровольно. Кроме как в ресторанах. И вдали от линии фронта (там сухой закон не действовал).

Но вино свое революционное действие оказало: когда в самом начале переворота красногвардейцы да матросы захватили винные подвалы Зимнего дворца, то первым делом налегли на марочные и коллекционные вина. Вожди, прознав про это, верно поняли, что тут нужна мера, а то не удастся придушить гидру контрреволюции. Джон Рид пишет (в «Десяти днях»), что наиболее сознательных Военно-революционный комитет (не забудем, что Ленин и Троцкий не пили) направил в подвалы и они там прикладами перебили десятки тысяч (!) драгоценных коллекционных бутылок. Вино текло по улицам рекой, и менее революционные персонажи прямо на карачках лакали дар небес. Вернее — подземелья. Винный дух подогревал их пыл, и таким образом, число революционеров быстро выросло. Их число выросло, а количество бутылок катастрофически уменьшилось. Запасы были велики, но при сухом законе не пополнялись.

Сухой закон по инерции действовал. Не начинать же сразу после захвата власти открывать винокурни? Представьте себе — вся промышленность стоит, а винно-водочные заводы выдают и выдают продукцию! Что скажут пролетарии всех стран?! Так и продолжалось до 1925 года, когда вошедший в силу Сталин, любитель «Хванчкары», уже совершенно оттеснивший трезвенника Троцкого, сказал, что революцию не делают в белых перчатках. Он, надо полагать, думал в это время о мировой революции, хотя готовил ее еще только в Китае. С этого момента Советская Россия начала выпускать свою водку, названную любовно «рыковкой».

Алексей Рыков, в то время предсовнаркома, был большой любитель этого народного продукта, и народ это знал. Но если заглянуть в монографию Дмитрия Шелестова «Время Алексея Рыкова», изданную уже на закате перестройки в 1990 г., то с некоторым удивлением мы там не увидим ни одного слова о запуске производства водки в СССР 1925 года и о народной слабости самого Рыкова. Вот и суди после этого о стране по таким книгам. А в стране пить стали все больше и больше.

Дико стали пить в Красной Армии. Особенно в 1937 и более поздних годах. Так, говорят, бульканьем заглушали шаги за ночной дверью. Но не меньше пили расстрельщики — они либо потом кончали самоубийством, либо подыхали от белой горячки, как, скажем, известный исполнитель смертных приговоров капитан Петр Магго по кличке Маг.

Нарком Ворошилов забеспокоился и с 1937 по 1941 год выпустил 32 приказа о борьбе с армейским пьянством. Пьянство стали приравнивать чуть ли не к шпионажу (что у трезвого на уме, то у пьяного на языке: такого легко завербовать). А тут война и нужно было подбодрить уцелевших — вот и ввели наркомовские 200 грамм. После войны не до борьбы было. Пили народно- стихийно. Сначала за победу, потом за успехи. Советский офицер имел только два состояния: либо на боевом дежурстве, либо в запое. Причем для сохранения военной тайны эти два состояния были неразличимы. Говорят, в стратегических частях выпивали из жидкостной ракеты, закусывали из твердотопливной.

Водка разнообразилась по названиям и ценам, весьма мало отличаясь между собой от исходного спирта и воды. Нет, были, конечно, элитные водки. Перцовки-зубровки, настойки. Но не рискую вторгаться в чуждую мне область. Была когда-то водка даже по 1рубль 47 коп. Этого и старожилы не упомнят. Ибо основная специальность старожилов — ничего не помнить. По 2.87 и более позднюю по 3.12 хорошо помнят. Государство одумалось — эх, какие крупные денжищи утекали! Цена потихоньку стала расти.

Что касается названий, то тут память нужно иметь крепкую. Ибо тот кто пил и должен знать, ослабили умственные способности. А кто не пил — тот не знает. На поверхности лежат «Московская», «Особая», «Столичная», «Петровская». А вот как называлась прозванная в народе «Коленвалом»? «Андроповкой»? «Косорыловкой»? Помню, выпустили водку «Колос» и сразу вышла идеологическая глупость: народ прозвал ее «Колос Америки». Очень остроумно: сочетание «Голоса Америки» с намеком на то, что зерно завозится из США. Пришлось водку с таким названием тут же снять с производства. Никита Михалков не удержался и выпустил водку «Комдив» с собой на этикетке под видом красного героя Котова из своего фильма «Утомленные солнцем».
Komdiv

С устатку, после солнца, в теньке хорошо поддать. При расцвете демократии пошли по пути водок «Жириновский» и «Брынцаловка » (Ферейн). И денег больше, чем от гонораров. Теперь огромное море названий, среди них есть и хорошие, вроде отдающей древним славянством «Гжелки».

Монотонно возрастал выпуск водки с другими названиями, монотонно же росло и ее потребление. Надежда бюджета была только на водку. Эта мертвая вода — живые деньги. Тем не менее власть, которая гребла от продажи белого золота в казну лопатой, даже больше, чем от черного золота (30 процентов бюджета), периодически учиняла борьбу с Зеленым Змием. Тут начинается что-то от суицида власти, связанное с дальтонизмом. Белая, проклятая, белое золото и вдруг — Зеленый Змий. Я думаю, это военная хитрость, светомаскировка.

На памяти старожилов произошло три великих битвы. Три — число сакральное, для принятия внутрь священное.

Первую битву объявили в 1972 году от имени ЦК КПСС, Совмина и ЦК профсоюза. На три головы змия три мощных тулова советской власти. Стенка на стенку, трое на троих. И — знаете ли, полное поражение советских богатырей. Даже удивительно.

Это хуже, чем в известной притче об Илье Муромце. Он ехал, и как всегда — камень. Направо поедешь — коня потеряешь, налево — жизнь, прямо — настоящей скотиной станешь. Направо-налево Муромец не раз ездил, а прямо все как-то ноги не доходили. Да и скотиной себя давненько не чувствовал. Двинул прямо. Видит Змей Горыныч (теперь его называют Змей Героиныч) пьет всеми тремя мордами из корыта известно что. Взмахнул два раза кладенцем Муромец — две головы покатились, а третья поднимает пасть и говорит: «Ну и кто ты после этого будешь? Настоящая скотина!» И подумал Муромец: «Народ должен пить много, и тогда небо покажется в алмазах с овчинку. И море будет по колено, а все остальное — по х…, который по колено».

В первой битве никто головы Вечнозеленому Змию не отрубил — все сохранили человеческий облик. Кроме тех, кто окончательно спился.

Второй приступ состоялся в 1976 году, третий — в 1982. Все с тем же успехом. К тому времени диким голосом взвыл академик Углов, доказывавший, что потребление алкоголя ведет к вырождению нации и что именно так замысливал извести русских Гитлер. Только вознамерились укоротить академика за проповедь фашизма, как свершилась Перестройка. Не пить совсем! Это было поистине новое мышление! В России — не пить совсем! Молодые такого не помнили, старики не могли объяснить.

После мая 1985 года обнаружилась польза: основали «Общество трезвости». Дали трезвенникам особняк на улице Чехова и затеяли они там журнал «Трезвость и культура». Первым делом опубликовали «Москва-Петушки» Венички Ерофеева (впервые в стране). Фраза оттуда «И немедленно выпил» пошла в народ, где соединилась с наличной практикой. Потом открылись новые рабочие места. «Общество трезвости» быстро увеличило свой руководящий состав до 7 тысяч человек, на что как раз и уходили взносы членов, платящиеся поначалу принудительно. Знаю это по своему опыту, так как был назначен председателем низовой заводской ячейки трезвенников с утверждением на райкоме. Низовые работали на общественных началах. По этому случаю мы, помню, сразу же выпили.

В последнем и решительном бое был сбой — он оказался четвертым по счету за какие-то 13 лет (1972-1985). Это — явный перебор. Все было три да три. Три источника и три составные части марксизма, три великие открытия в естествознании, первичная ячейка из троих и просто на троих, три вождя мирового пролетариата (Маркс, Энгельс, Ленин) и вдруг — четвертая битва со Вечнозеленым Змием. Ведь был прецедент — четвертый вождь товарищ Сталин. Перебор. Пришлось выносить. Видите: Ленин все там же, а Сталина там давно нет.

Итак, пьянству дали в 1985 году четвертый бой. Как и в 1917-м году, начали с боя винно-водочной посуды. Стали увольнять людей пачками. Исключали из рядов. С овчарками вынюхивали самогонщиков, врывались в квартиры и брали с поличным. Вырубили виноградники, резали автогеном поточные линии на ликеро-водочных заводах, остановили бутылочное производство. Страна стала стремительно нищать от иссякания денежно-водочной реки в бюджет.

Но выявился и научный интерес: трудящиеся стали пить невообразимое. Клей БФ, одеколон шел на уровне коньяка «Наполеон», равно как и лосьон. Возможно, в связи с рифмой одеколон-лосьон-Наполеон. Пробовали очистители, денатураты, политуры, ацетон и нашатырный спирт (по созвучию — спирт все-таки). В результате в желудках миллионов происходили неведомые науке химические реакции. При соединении безобидного денатурата с какой-нибудь приятной политурой вполне могло возникнуть нечто вроде зарина, которому и «Аум Синреке» позавидовал бы. Ай да трудящийся — не ест, а пьет. Что именно вырабатывал его желудок, наука так и не узнала, сам экспериментатор унес тайну в могилу, а вскрытия не делали.

Антиалкогольная кампания стала осуществлять заветы Гитлера еще быстрее, чем даже беспробудное пьянство. Пора уж сыграть в пирамидку, — подумал старый фараон. Тот фараон определенно был русским.

Просматривая литературу о сектах, вдруг с удивлением увидел, что в конце прошлого века возникла в России секта трезвенников, которую основал — какова гримаса истории — некто Михаил Горбачев! В то время ее посчитали изуверской и запретили.

Одно время в России почти перестали гнать самогон. Неужто проняло? Нет, просто хлопотно. Да и дорого. Гораздо проще и дешевле пить «технарь» — технический низкосортный спирт. В разбаве с водой в народе называют стеклорезом (прежний сучок и паленка). Много лучше самогонки или водки. По мозгам шибает отменно. Кайф дает. Кругом себя оправдывает. Русскому может составить конкуренцию только хомяк — единственное существо (кроме русского), имеющего врожденную склонность к выпивке. Поставьте эксперимент — налейте в блюдечко водки, хомячок тут же подскочит и вылакает. Наверно потому, что закуска всегда при себе в защечных мешочках.

Продолжительность жизни в России сократилась у мужчин до предпенсионного возраста, что невероятно нравится министру финансов. И численность населения сокращается ежегодно на миллион человек, что создает все лучшие и лучшие жилищные условия.

Нельзя все валить на водку и прочие жидкости, увеличивающие жилплощадь за счет уменьшения числа квартиросъемщиков, но и роль жидкого санитара преуменьшать не следует. По мнению российских демографов, если нынешние тенденции сохранятся, население большинства территорий России будет уменьшаться вдвое каждые 30 лет. Сегодня население России сократилось до 146 миллионов. Китайцы, попивая рисовую водку (но в меру) с улыбкой, посматривают на Сибирь. Как там, скоро освободят? Да, прав был Жванецкий, говоря — не надо было водку трогать.

Народ создал анекдот, построенный на игре слов, на омониме: пила – существительное, столярный инструмент, и пила – глагол.
— Где пила?
— У соседа.
— Зачем дала?
— Пила и дала.

Это все русская невнятица. Муж-то про пилу спрашивал исключительно для того, чтобы ее пропить.

Эпоха Ленина в разливе весенним половодьем захлестнула всех. В 1996 году газета «Завтра» вышла с огромным анонсом на первой полосе: «Пьяный Ельцин позорит Россию». О, святая простота! Надо же так не знать свою страну. Возьми да напиши: «Трезвый Ельцин позорит». Это бы, может, сработало.

Старый американский доктор Дебейки, периодически протирающий руки спиртом и сладострастно вдыхающий пары, пользовавший российского президента того же 1996 года, еще после операции сказал, что лично ему нравится пьющий президент. И что вообще у русских есть славный обычай пить — это делает их гостеприимными и открытыми миру. Добрыми и общительными. И не надо с этим бороться. Это просто национально-расовая особенность. Как, скажем, темный цвет кожи у негров.

О русском чуде бездонного пития слагают легенды. Мне рассказывал один знакомый, долго работавший в Германии, как в ресторане в Берлине советский капитан надрался сверх меры, потянуло его на выворот, он, чтобы не терять нить разговора, не потрусил в туалет, а оттопырил рукав да и выделил туда содержимое желудка. И продолжал горячий спор, как ни в чем не бывало. Потом, забыв о содержимом рукава, разгорячился, что-то доказывая, резко взмахнул рукой, — и сильная струя как из пращи вылетела из рукава, ударив в потолок.
Пришел хозяин и поразился русской удали. Он решил, что струя была пущена прямо из глотки как из брандспойта. Где ему с его филистерской немецкой скудной фантазией было догадаться о баллистических свойствах офицерского рукава и военной русской сметке. Зато хозяин догадался не стирать огромное пятно над столиком, а оставил его в качестве невероятного памятного знака русского молодечества. Он показывал посетителям знак, рассказывая и почти что показывая, как русский мощной натугой ударил в потолок 5-метровой высоты. Гости восхищенно восклицали «О ! Гросс руссише швайн !» и рассказывали о чуде знакомым. Ресторан стал местом паломничества, что позволило хозяину открыть еще и кабаре.

В России в четыре раза выше смертность от отравлений алкоголем, чем во Франции. Хотя французы, а заодно и испанцы, датчане, венгры, немцы и многие другие народы пьют не меньше русских — 11-13 литров чистого алкоголя в год на душу населения. Тогда почему такая разница в смертности?

Как-то уже давно подоспела работа профессора Валентина Моисеева и доцента Павла Огурцова (хорошая фамилия под стакан), которые третьим пригласили в качестве ассистента профессора Александра Иткеса, вдруг пролившая свет на причины высокой смертности именно от алкоголя. Количество умерших от отравлений, белой горячки, цирроза печени, «пьяной» травмы и иных прямых последствий неумеренного потребления алкоголя составляет в России примерно 150 тысяч человек в год. Величина это постоянная, что-то вроде скорости света, которую невозможно превысить.

Развернутый ответ звучит так. Все, что мы едим и пьем, необходимо переварить. Для переваривания каждого вида пищи нужны свои ферменты. Алкоголь, при всей своей уникальности, для нашего желудка — не что иное, как банальные углеводы. То есть родственник каш, макарон и конфет. Окислить его должен, по крайней мере, тот же фермент, назовем его для простоты Ф-1. Из алкоголя этот Ф-1 производит ацетальдегид. Это и есть тот агент, который приносит ощущения тяжкого похмелья, чем-то похожего на ломку у наркоманов. Но тут вступает в действие второй фермент Ф-2. Это оружие местной самообороны обезвреживает вредоносный ацетальдегид. После его благотворной работы поющий в терновнике и выпивающий в кустарнике забывает все клятвы и зароки.

Выяснилось, что соотношение ферментов Ф1 и Ф2 закодировано на генетическом уровне. И соответствующие гены индивидуальны не только у каждого человека. Они различны и у отдельных народов, точнее говоря — этнорасовых групп. Скажем, активность фермента Ф-1, расщепляющего алкоголь, у 80 процентов японцев неимоверно велика. Они могли бы пить крепкие напитки литрами, если бы не хилый Ф-2, фермент, обязанный выводить ядовитые продукты распада.
Он у большинства японцев очень слаб, поэтому пить-то японцы могут много и без особых признаков опьянения. Но их ждет возмездие — ужасное похмелье. В их организм как бы вшита «эспераль», которая делает похмелье физически непереносимым.

Генетика давно перешла в традицию: сидит себе японец и подсасывает из наперстков-рюмочек свое саке (и то редко — чаще — слабенькое винцо), что для русского даже в штофе выглядело бы как газировка. У немцев активного фермента Ф-1 в достатке только у 4 процентов. Поэтому их любимый напиток — пиво, а водку и шнапс пьют вот эти 4 процента. Они же — кандидаты в алкоголики. Зато второй фермент (Ф-2) у них активен. Поэтому похмелье у пьющего немца умеренное, нестрашное.

Очень слабый фермент Ф-1 у народов Севера. Его почти нет, скажем, у тувимцев. Потому одна рюмка их уже валит с ног. А у многих еще и Ф-2 слабый, так что рюмка не только валит, но и убивает. Средняя продолжительность жизни народов Севера на территории России уже уменьшилась благодаря «огненной воде» до 40 лет.
У 44 процентов русских активен Ф1. Примерно пятая часть русских имеет слабоватый Ф2. Поэтому пить без меры может примерно каждый второй, а на тяжелое похмелье обречен каждый пятый.

Простая арифметика подсказывает: стало быть, каждый десятый рискует отравиться даже качественной водкой. Так что статистически каждый десятый русский мрет не только от самопала (от самопала умереть может каждый первый), но и от простой водки. Генетика такая — наградил Господь.

Все генетически склонные к алкогольной зависимости умирают быстрее, оставляя менее жизнеспособное потомство. Открытие российских врачей и генетиков позволяет выделить группы риска. Среди всего раскованного населения, живущего в зоне рискованного земледелия. Но этот анализ недоступен общественному здравоохранению из-за своей дороговизны. Так что — только за свой счет. Или подождать, вырасти и попробовать на себе — умер с перепоя, значит наследственность не та. Хорошо, что сирот не оставил. Выжил — плодись и закрепляй здоровый генотип.

Сейчас, в период карантина, народ затарился, как подводная лодка и лег на дно. Продажа спиртного выросла на 50-60 процентов. Это испытание будет решающим.

Как бороться с пьянством расскажу притчу.
В одной сказочной стране с целью борьбы с зеленым змием все время повышали цену на водку. Но пить меньше не переставали. Больше становилось бездомных детей, больше болели и умирали, но не сдавались.
Однажды новый премьер придумал ход: он сделал водку бесплатной! И — о чудо — пить перестали.
— Как вам это удалось?!
— Просто. Те, кто не пили, так и продолжали не пить. А кто пил – так их уже нет с нами.

Вот так и появится настоящий новый русский.