Слабость и сила Запада (к 20-летию самого зловещего теракта в истории)

  • Самолеты как оружие террора
  • 11 сентября 2001 года — катастрофа века. Давайте посмотрим, как все это могло случиться.
    Главным лейтмотивом оправдания для власти было следующее соображение: никто не мог себя представить, что возможно столь невероятное злодейство. Потому и не придавали значения многочисленным предупреждениям разведки. Сообщениям агентов о том, что Осама бен Ладен замышляет нанести ужасающий удар с мощью самолетов. Что он командировал сколько-то своих шахидов в летные школы США.
    Screenshot_2      Последний шаг к свободе
  • После первых разоблачений СМИ по поводу того, что высшее руководство не раз информировали о подготовке ужасных терактов Буш воскликнул: «Да кто бы мог такое подумать! Да у меня и в мыслях не было, что такое возможно!»
    Вот это и плохо. Что не было в мыслях. Ведь идея камикадзе уж кому-кому, а американцам была известна очень даже хорошо. Дело дошло до того (после 11 сентября), что военные попросили голивудских спецов по придумыванию кинокатастроф сочинять для них (и за террористов) разные планы учинения зла.
    Что происходило все последние годы? Тараны самоубийц на грузовиках американских посольств и казарм в Танзании и Кении. Взрыв камикадзе эсминца «Коул». Инцидент заключался в том, что к стоящему на рейде в Южном Йемене эсминцу «Коул» подплыл на обычной лодке местный дружелюбный абориген-араб и с приветственным криком «Нет Бога кроме Аллаха и Мухаммад пророк его!» махнул рукой. От этого салюта приключился сильнейший взрыв, проломивший в борту эсминца провал размером с тоннель, унесший жизнь 17 моряков.
    А Израиль? Если можно таранить здания на грузовике с тонной динамита, то почему нельзя самолетом с сотней тонн авиационного керосина?
    Любой аналитик, получив обильную информацию о подготовке нападения с помощью самолетов на некие важные объекты в США, должен был бы сделать однозначный вывод.
    Легко можно было бы сделать нужный вывод: очень вероятно, что, по крайней мере, несколько из более чем подозрительных курсантов летных школ будут захватывать лайнеры под видом пассажиров и потом пойдут на таран каких-то очень важных объектов.
    Не суметь связать эти события — есть фатальный непрофессионализм.
  • Организаторы и исполнители
  • Заговор можно считать раскрытым. Ключевую роль сыграли показания алжирца Джамиля Бигаля — одного из подручных бен Ладена. Бигаль, задержанный летом 2001 года в Дубаи, назвал список целей террористов и имена сообщников. Самолеты угнали 19 бандитов, а всего в заговоре участвовало около 50 человек. Тридцать из них задержаны в Бельгии, Британии, Испании, Нидерландах и во Франции.
    После некоторых накладок с установлением имен террористов уже знали, где, кто и как жил. Знали, что общая сумма на их проживание в качестве «кротов» на территории США, на обучение в летной школе во Флориде, на покупку билетов бизнес-класса на обреченные лайнеры обошлась Усаме в 400 тысяч долларов, — то есть в цену средненького дома. И вот на эти, доступные даже для среднего американца деньги, был нанесен разовый ущерб в размере не менее 3 триллионов долларов!
    Не говоря уж о национальной психологической травме, не поддающейся оценке.
    Из видеоролика, которое распространил бен Ладен, известно, что он готовил главное нападение на Америку. И даже число называл: 11 сентября у нас будет великий день! И еще — американцев предупреждал руководитель Северного альянса в Афганистане Ахмад Шах Масуд. Как видите, и ролики распространяли, и Усама предупреждал, и соратники его не раз говорили. То есть: информация не только не скрывалась, а ею даже бравировали. Куда смотрели и что слушали агенты и резиденты ЦРУ? Никуда не смотрели и никого не слушали.Зато после теракта быстро узнали имена непосредственного руководителя теракта и его помощника (Мохаммед Атта и Марун Альшехи). А также установили их идеологию. Мол, Америка — средоточие всех мыслимых пороков: наживы, мошенничества, преступности, наркомании и пьянства, проституции и порнографии, всяческого разврата; одним словом, — царство шайтана. То есть то, что считается неизбежными издержками производства, отходами цивилизации, они полагали ее главным и единственным содержанием. Совершенно не видя науки, техники, бытовых удобств, демократических начинаний, свободы слова и пр. Вернее, пользуясь этими благами без всякой их оценки, просто как брешью в бастионе порока и зла для его сокрушения во имя Аллаха. Причем сокрушить нужно было именно символы страны: Международный торговый центр — финансовый, Пентагон — военный, Капитолий — политический. Высказывается мнение, будто исламское сознание шахидов просто не понимает, что такое, скажем, политический символ. Не знаю, как шахиды, засевшие во глубине афганских гор, но камикадзе-угонщики очень хорошо понимали. Хотя бы потому, что они много лет жили в США и вообще на Западе и пользовались всеми достижениями этой цивилизации.
    В июле 2001 года рядовой агент ФБР в Аризоне сообщил о «возможном плане бен Ладена отправить своих людей в американские училища гражданской авиации». Агент предлагал в связи с этим допросить всех арабских учеников летных школ, но поддержано это предложение не было. К августу ЦРУ точно знало из различных источников, что «бен Ладен готовит теракт на территории США, возможно с применением угона самолетов».
    Когда сотрудник ФБР, прикомандированный к группе ЦРУ, следившей за бен Ладеном, попросил разрешения поделиться данными об участии двух саудовцев в «Аль-Каеде» со своей конторой (ФБР), ему было отказано с формулировкой «Это не дело ФБР». Этим сотрудником ФБР был Али Суфан (Ali Soufan), американец ливанского происхождения. Именно он полностью раскрыл обоих террористов — Nawaf al-Hazmi (Хазми) и Khaled al-Mihdhar (Михдар), участвоваших во взрыве эсминца «Коул», которые затем легально въехали в США.
    А вот по прикидкам агентов ЦРУ получалось, что эти двое — Навафа Аль-Хазми и Халид Аль-Мидхар не имели отношения к эсминцу. А то, что они имели отношение к каким-то странным замыслам про самолеты и полеты к «большим домам», так установки исследовать это не было.
    Агент “Моссад” тоже выследил Халида аль Михдара и передал информацию о нем ЦРУ, но, по сведениям «Цайт», спецслужбы США мер никаких не предприняли. За несколько недель до 11 сентября израильские спецслужбы передали американским коллегам список с именами лиц, подозреваемых в том, что те находятся в США с целью совершения терактов. Правительство США, признавшее, что получало предупреждения, исходило из того, что теракты планировались против американских объектов за пределами Соединенных Штатов. Мер снова никаких.
    Как говорилось в казенном извещении:
    «В результате несогласованности действий двух спецслужб, в частности из-за запрета ЦРУ делиться разведывательной информацией с ФБР, и нерасторопности американских государственных служб будущие террористы не только не были задержаны, но им была дана возможность беспрепятственно въехать на территорию США».
    Авторы статьи «Террорист, которому мы позволили бежать», опубликованной 4 июня 2002 года в журнале Newsweek, обвиняют ЦРУ в преступном бездействии.
    По сведениям журнала, агенты ЦРУ выследили Навафа Аль-Хазми (Nawaf al-Hazmi), одного из будущих угонщиков самолетов, еще в январе 2000 года, после того, как он принял участие в совещании «Аль-Каеды», состоявшемся в Куала Лумпур (Малайзии). Агенты даже имели фотографии, на которых будущие водители самолета, направленного ими на Пентагон, сфотографированы на совещании Аль-Каеды в Куала Лумпуре рядом с посланцами Усамы бен Ладена! Кроме того, ЦРУ знало, что Халид Аль-Мидхар (Khalid al-Mihdhar), еще один будущий угонщик Аль Хазми, получили визу, позволявшую им свободно посещать и покидать США. Журналисты утверждают, что ЦРУ не сочло нужным сообщить о террористах ни ФБР, ни Службе иммиграции и натурализации, что позволило им спокойно жить на территории США и учиться в летных школах. В июле 2001 года государственный департамент даже продлил визу Аль-Мидхара, несмотря на то, что ЦРУ вело расследование его возможной причастности к взрыву эсминца «Коул» в Йемене в 2000 году. Иными словами, эти двое были на сильнейшем подозрении, и тем не менее, имели многократные американские визы.
    Да что там — подозрении! Фактически знали, кто это такие. Через несколько дней после совещания их многократные визы сработали: Аль Хазми и Аль Мидхар вылетели из Малайзии одним и тем же рейсом в Лос-Анджелес.
    Прилетев в США Навафа Аль-Хазми и Халид Аль-Мидхар не выказали никакого интереса к морям-океанам. Они не собирались поступать служить на корабли или становиться американскими юными нахимовцами. Тем самым сняли с себя последние остатки подозрений в чем-то злоумышленном, оставшимся у отдельных низовых и глуповатых агентов ЦРУ по поводу взрыва эсминца «Коул». А желали Аль-Хазми и Аль-Мидхар летать как птицы и посему беспрепятственно устроились в летную школу Сан-Диего. Таким поступком они не только полностью очистились от подозрений, но стали считаться зарубежными друзьями и патриотами Америки, так что ЦРУ не сочло нужным сообщить о них ни ФБР, ни Службе иммиграции и натурализации, что позволило им спокойно жить на территории США и, подобно орлятам, учиться летать. На основе лестных характеристик в июле 2001 года государственный департамент еще раз продлил визу Аль-Мидхара. Второму и продлять было не надо, поскольку она была многолетней и многократной.
    Информация о них продолжала лежать мертвым грузом в компьютерах ЦРУ. Затем они под своими именами взяли билеты до аэропорта им. Даллеса (Вашингтон) и угнали самолет (рейс 77), врезавшийся в здание Пентагона.

    Фатальная слепота начальников спецслужб

    Позже на открытых слушаниях тогдашний директор ЦРУ Теннет сказал, что его люди по закону не имеют права вести свои операции на территории США. Только за границей. Ну, а вы почему не вели слежку за подозрительными террористами на родной территории, что есть как раз ваша задача?, — спросили сенаторы у директора ФБР Роберта Мюллера. Тот ответил, что потому не вели, что не имели никаких сведений от своих коллег из ЦРУ об этих предосудительных гостях и летчиках-любителях. Опять лица уже несколько раздраженных сенаторов и конгрессменов обратились к директору ЦРУ Теннету.
    От владельца летной школы в Сан Диего и от низового агента ФБР Кеннета Уильямса не раз поступали сообщения о странных курсантах-арабах, которые отрабатывают только полеты на заданную цель, но не интересуются техникой посадки. Никакой реакции.
    Почему же вы не сообщили своим коллегам из ФБР о том, что сюда прилетела хммм… пара подозрительных субъектов, которые учатся в летной школе, притом учатся только летать по курсу?
    — Ну, как это почему? Они в то время не казались мне подозрительными. Я, собственно, о них ничего не знал. Не доложили.
    -Почему не доложили?
    — Финансирование отпускается в недостаточном количестве, смутно молвил директор. Людей не хватает. Оклады низкие. Оргтехника старая, компьютеры иногда встречались двухлетней давности, разве ж мы можем в таких условиях успешно работать?
    — А какие оклады у ваших аналитиков?
    — Ничтожные. Примерно 200 тыс.в месяц
    В то время может быть только самые высокооплачиваемые программисты, в золотое время новой экономики, имели столько.
    Члены комиссии понимающе и сочувственно закивали: конечно же деньги ничтожные. Вон ныне директор компании Диснея получал в год около 750 миллионов. Он, конечно, рекордсмен, но многие к нему подтягивались.
    Один из главных виновников — бывший директор ЦРУ Джордж Теннет. Идиот, каких мало. Это не просто расхожее словцо — идиот. Стенограмма его допроса (или опроса?) сенатской комиссией по расследованию событий 11 сентября показывает это с очевидностью медицинского диагноза. Вот только фрагмент:
    Сенатор Левин:
    Вы не поставили в известность ФБР, что Аль-Хазми был на территории Соединенных Штатов?
    Джордж Тенет: Не поставили, сэр.
    Сенатор Левин: Аналитик ЦРУ, присутствовавший на встрече в Нью-Йорке, сообщил совместной комиссии по расследованию, что видел информацию о визе США, выданной аль-Мидхару, и о поездке Аль-Хазми в Соединенные Штаты, но не мог поделиться этой информацией с кем-либо, кроме ЦРУ, поскольку у него не было на то полномочий. Вот что он сказал нашей комиссии. Вы с этим не согласны?
    Джордж Тенет: Сэр, я тоже с ним говорил.
    Сенатор Левин: Вы опровергаете то, что он мог сказать это нашей комиссии?
    Джордж Тенет: Нет, я этого не опровергаю, я просто говорю вам, что он сказал…
    Сенатор Левин: Он сказал вам что-то другое?
    Джордж Тенет: Да, сэр, он нарисовал мне другую картину того дня.
    Сенатор Левин: Итак, он сказал вам и нашей комиссии разные вещи?
    Джордж Тенет: Ну…
    Сенатор Левин: Хорошо.
    Джордж Тенет: Но, думаю, сэр, важно…

  • Приглашают директора ФБР Мюллера:
    Сенатор Левин: … Директор Мюллер, не раскрывая имен, я хотел бы поговорить с Вами о тех людях, которые перечислены в меморандуме из Финикса. Там указываются десять лиц, проходивших по делу, связанному с расследованием деятельности Усамы бин Ладена. Сколько человек из этих десяти … были в запасе, или, может быть, готовились в любую минуту вступить в дело?
    Роберт Мюллер: У нас нет информации на эту тему, сенатор.
    Сенатор Левин: Хорошо. Сколько из них по данным вашего расследования были звеньями заговора бин Ладена?
    Роберт Мюллер: Насколько я помню, мы точно выявили одного члена аль-Каиды. Но подождите, я сейчас уточню. Я не проверил. Это — не тот вопрос, которого я мог бы ожидать, так что я не проверил…
    Сенатор Левин: По нашей информации, на май 2002 года четверо из них проходили по делам, сказанным с бин Ладеном. У вас есть на этот счет информация?
    Роберт Мюллер: Мне надо проверить. Вполне может статься, что они проходят по делам, связанным с бин Ладеном.
    Сенатор Левин: Сколько из них по-прежнему проходят по делам бин Ладена?
    Роберт Мюллер: Сколько из указанных в меморандуме из Финикса?
    Сенатор Левин: Да.
    Роберт Мюллер: По меньшей мере, трое.
    Сенатор Левин: По-моему, это очень важная информация, которой вы должны располагать в деталях и подробностях.
    Роберт Мюллер: Но, сенатор…Господа — это не пародия. Это — стенограмма.
    Все разговоры с двумя руководителями спецслужб (ЦРУ — Джоном Теннетом и ФБР -Робертом Мюллером) в комиссии Сената проходили примерно в таком виде:
    Мы не знали. Нам не сообщили. Тот агент, который сообщил, на самом деле не сообщил. В сообщение он написал так, а нам сказал не так. Нет, он не специально. Просто он тогда думал, что будет так, а потом передумал и решил сказать, что так не будет. У нас все очень заняты, людей не хватает, чтобы перепроверить. Компьютер старый, ему два года, он все время зависает. Он всегда только так и работает. Как зависнет, так и висит. До конца рабочего дня. Когда агент говорил, что что-то будет так, то некому было отнести папку с его донесением на другой этаж и передать начальнику департамента. Но это не имеет значения, потому что в той папке все равно все было не так, как потом на самом деле.
    Кондолиза Райс (в то время — помощник президента по национальной безопасности) заявила: «Там просто было сказано, что вот эти люди готовятся к нападениям, возможно, к угону самолетов. Но следовало бы как следует подумать, прежде чем останавливать полеты гражданской авиации на основе таких общих данных».
    Подумали вот именно как следует. И не остановили. Не только полеты гражданской авиации, но не остановили тренировочные полеты курсантов-арабов. Точно так же, как нельзя было остановить и фонтан красноречия Райс, бьющий как грязевой источник, три часа подряд.
    Кандолизе Райс был задан простой вопрос: говорила ли она президенту о том, что Бен Ладен угрожает Америке чем-то ужасным и что ее ждет нечто «очень огромное»? Дама на минуту задумалась. Скажи: говорила, поставишь под удар шефа, почему же он тогда не предпринял никаких мер? Скажешь не говорила, поставишь под удар себя, ибо cообщать об угрозах — это ведь твоя прямая обязанность как помощника по национальной безопасности. Посему через минуту Кондолиза осклабилась: «Я не помню».
  • Вот это и есть квинтэссенция всего, что делалось в сфере национальной безопасности США: никто ничего не помнит и никто ничего не знает.
    В итоге Буш твердо заявил, что «На границе между Канадой и Мексикой все спокойно» (подлинные слова Буша).
    Когда года через два после национальной катастрофы 11 сентября Теннета, наконец, проводили на отдых со словами благодарности Буша за плодотворную и большую работу, то журналисты охнули: как это может быть? А так, было отвечено, что Теннет — личный друг Буша…
    Теннет говорил,что все они, оказываются, работали хорошо, сумели получить ценную информацию о том, что в конце лета по Америке готовился какой-то страшный по масштабам теракт. Они не знали какие-то мелочи — какой именно теракт, по каким объектам, каким способом и кто именно, и когда точно. Все остальное они знали.
    В то же время в самих недрах ЦРУ сидели агенты Усама бин Ладена — здесь самый вопиющий случай, некая мадам Анна Монтес (Ann Montes), которая 15 лет служила аналитиком разведки по Кубе, одновременно являясь осведомителем кубинской разведки и передавала секретнейшие сведения вроде паролей и названия личного самолета Буша (арестована 22 сентября).
    Нельзя не заметить некий родовой почерк американских начальников спецслужб и политического руководства . Он проявился и сейчас, когда разведчики и аналитики в Афганистане снова не знали ни положения в правительственной афганской армии, степень коррупции и очковтирательства в которой носила какой-то гомерический размер, ни их морального распада, ни возможностей талибана. Посему Байден говорил, что у Кабула есть еще полтора года до всяких решительных действий талибов, а на деле они взяли Кабул через три недели.Дата удара была известна

    Накануне катастрофы в газете USA Today появился материал о том, что 10 сентября 2001 года спецслужбы перехватили переговоры по электронной почте людей бен Ладена, изобилующие весьма показательными фразами. «Следите за новостями», «Грядут хорошие события», «Завтра будет великий день для нас» — эти слова аль-каидовцев не взбодрили и не подвигли оперативников ни на какие экстренные меры. И на не экстренные — тоже.
    Итак, чем дальше, тем яснее становилась совершенно оглушительная некомпетентность, неготовность и почти что явное преступление руководства ЦРУ, ФБР, да и выше перед нацией. Некоторым образом — враги народа.
    Что должен был бы сделать любой аналитик, получив такую обильную информацию? А именно: первое — сообщения о теракте огромного масштаба с помощью пассажирских самолетов. И второе — получив сведения об арабских курсантах, которые странным образом попали в США, загадочно устроились в летные школы и еще более подозрительно в них тренируются (не интересуются вопросами посадки больших лайнеров).
    За несколько недель до 11 сентября израильские спецслужбы передали американским коллегам список с именами лиц, подозреваемых в том, что те находятся в США с целью совершения терактов. Правительство США, признавшее, что получало предупреждения, исходило из того, что теракты планировались против американских объектов за пределами Соединенных Штатов. Мер снова никаких.
    Мухаммед аль-Катани (Mohammed al-Qahtani) должен был стать двадцатым угонщиком самолета — но за полгода до терактов его задержал в аэропорту Орландо сотрудник миграционной службы. Когда после 11 сентября следователи установили связь аль-Катани с «Аль-Каедой» и группой лиц, совершившей теракт, аль-Катани перевели в тюрьму в Гуантанамо. Там пыткой водой и прочими ухищрениями пытались получить от него сведения о заговоре, но тот настоящий фанатик и «только смеялся в лицо палачам». Сидит в Гуантанамо по сей день. Ему сейчас 46 лет.
    Вместо него послали другого шахида, некоего Закариуса Муссауи (Zacarias Moussaoui). Он, будучи французским гражданином марокканского происхождения, брал тем не менее уроки управления самолетом в летной школе Оклахомы. Нагло потребовал обучать его только вождению самолета по курсу, без всяких там взлетов и посадок, которые ему не нужны. Именно это и вызвало у инструкторов (не у ФБР) подозрения. За месяц до роковой даты в США был задержан. Муссауи был прекрасно осведомлен об общем плане террористической акции. Сам он с напарником должен был захватить пятый самолет и направить его на здание Белого дома. Но допросы его вели столь деликатно, так боялись обидеть подозрениями чернокожего «брата-мусульманина», что ничего от него не узнали. А фанатик Массауи тоже смеялся на суде и то требовал себе казни за участие в заговоре, то все отрицал. Получив пожизненное заключение (3 мая 2006 года), брат-мусульманин вопил: «В следующий раз сожгите Пентагон дотла! Да проклянет Аллах вас всех, да благословит Аллах Усаму!». Когда Муссауи выводили из зала, он стал аплодировать и выкрикивать: “Америка, ты проиграла, я — победил!”.
    Cогласитесь, что довольно просто было бы связать два разных сообщения: угрозы бен Ладена нанести удар по США с помощью самолетов и обучение арабских «студентов» в летной школе, где они не занимаются отработкой посадки самолетов. Видимо, руководство ЦРУ и ФБР полагало, что Усама имеет в виду свою бомбардировочную авиацию. Но так как у него таковой нет, то и беспокоится незачем. А ведь легко можно было бы сделать нужный вывод: очень вероятно, что, по крайней мере, несколько из более чем подозрительных курсантов летных школ будут захватывать лайнеры под видом пассажиров и потом пойдут на таран каких-то очень важных объектов.
    Было известно, что за полгода до атаки Усама говорил о страшном ударе по США и о том, что удар этот будет произведен с помощью самолетов. Высшее политическое руководство США поняло эти угрозы как прозрачные намеки на то, что со стороны стран-изгоев вроде Северной Кореи, Сирии, Ирака или Ирана готовится нечто вроде войны против Америки, и потому нужно все силы бросить на разработку нового варианта «Звездных войн». Именно эта стратегия и была принята как основная. И все силы разведки были тоже направлены на выявление подготовки злодейского нападения недемократических и тоталитарных стран на добродушную Америку.
    Полным, кафкианским маразмом предстает эпизод с продлением студенческой визы главному угонщику – 43 летнему Мохамеду Атта (Mohamed Atta). Визу ему продлили через полгода после теракта, когда и его имя, и его роль в организации злодейства были давным-давно известны, а сам он – давным-давно мертв. Разрешение на продление визы дали службы ЦРУ и ФБР. Даже ограниченный в своих умственных способностях президент впал от этой новости в ступор, долго орал и топал ногами.

    Пилоты, террористы и пассажиры

    Через 20 минут после первого самолета из Бостона стартует второй самолет все из того же аэропорта. Каким образом — зная о потере связи с первым самолетом, вылетавшим из Бостона, и уже зная о том, что он захвачен, — диспетчеры дают разрешение на вылет второго самолета всё по тому же маршруту в Лос-Анджелес? И этот второй самолет — точно так же, как первый, — резко меняет курс на 90 градусов и летит вслед первому на Нью-Йорк. И в нем повторяются те же события: террористы входят (а не врываются) в кабину, отключают связь и кнопку тревоги, приказывают пилотам изменить курс. Оба самолета летят на небольшой высоте метров в 400, и потому со скоростью, не превышающей 450 километров.
    Никаких мер, чтобы хоть что-то сделать, предпринято не было.
    А что делали пилоты? Они выполняли приказы террористов-фанатиков, потому что такова была инструкция, согласно которой и пилоты, и пассажиры должны беспрекословно подчиняться угонщикам. Они, дескать, захотят выкупа, и уж дело профессионалов из ФБР и спецназа потом обезвредить бандитов. Бандитам даже не нужно было выламывать двери в кокпит, они всегда во время полетов оставались открытыми, чтобы пассажиры видели летчиков и это как бы психологически делало полет более комфортным. Террористы были вооружены всего лишь ножами для резки картона, у этих ножей нет острия, а только режущая короткая кромка. Именно потому эти ножи не считались оружием и их не изымали при проверке личного багажа. На самом же деле, в кабине было не более трех башибузуков, а один или два контролировали пассажиров, сбившихся дрожащим стадом в хвостовом салоне, (это известно из сообщений по сотовому как стюардесс, так и пассажиров, многие из которых звонили «на землю»). Десятки пассажиров и вся команда даже не пытались противостоять 4-5 фактически безоружным головорезам! Когда вдали, минут за 10 до цели, показались башни, пилоты послушно, без сопротивления (!!!) подставили шеи и арабы им хладнокровно и умело, как баранам, перерезали горло. Дальше они сами знали, как управлять и что делать. Пассажиры зачарованно смотрели на стремительно приближающиеся громады Близнецов — невинные жертвы, похожие на тушки бройлеров, подвешенных на конвейере перед убоем электротоком на птицефабрике. Последнее, что они услышали — дикий вопль «Аллах акбар!».
    Руководитель полетов Бен Слайни предлагает срочно остановить все вылеты, а все уже вылетевшие самолеты вернуть в аэропорты. Нельзя. Это тысячи рейсов. Кто будет отвечать за убытки? Дать такой приказ чисто политического свойства (поверх экономических и юридических соображений) может только президент или вице-президент Чейни. 11-й рейс уже врезался в Северную Башню. И уже известно, что три других рейса (три – это точно, может, — тогда предполагали — и больше) угнаны и ушли со своих маршрутов. Остается одно спасение, и его предлагает Джеймс Фокс, отвечающий за безопасность воздушного пространства Северо-Востока страны: вызвать истребители и сбить угнанные лайнеры. Но это тоже прерогатива президента. Или его зама. Всякие попытки связаться с ними безуспешны. Позже выяснилось, что президент Буш срочно сел на свой персональный летак, и тот начал в небе шнырять зигзагами, делать заячьи скидки, уходя от вымышленной в поносном страхе атаки на его драгоценную персону (около четырех часов шныряния). Где находился Чейни до сих пор точно не известно. Вроде бы находился в беспамятстве. И сейчас все в том же состоянии. Ничего не помнит. И очень мало что понимает.
    Когда все было кончено, откуда-то из заоблачных пространств появился приказ: Все находящиеся в воздухе самолеты должны немедленно идти на посадку под угрозой уничтожения истребителями (все еще не знали, сколько именно самолетов угнано). Лайнеры стремительно пошли на аэродромы кто куда мог. Как при этом не произошло множественных катастроф — можно отнести за счет чуда и особого мастерства диспетчеров.

    Губернатор Массачусетса и аэропорт Бостона

    Были в этой трагедии некие причины и меньшего масштаба. Масштаб был меньший, но глупость и безответственность такая же большая. Например, губернатор штата Массачусетс Уэлд (William F. Weld) — во время катастрофы уже сенатор, — в свое время назначил своего личного шофера на пост начальника охраны Port Authority штата Массачусетс (director at the Massachusetts Port Authority — директор охраны вокзалов и аэропортов). Показательна фамилия этого шофера-директора — Lawless (Беззаконный).
    А свою секретаршу Викторию Букингэм губернатор назначил на пост шефа авиационной комиссии штата (Massachusetts Aviation Commission). Длительные исследования, проведенные террористами, показали, что именно из Бостона было проще всего угнать самолеты. Когда по этому поводу разразился скандал, бывшего шофера якобы уволили, а на самом деле перевели на какую-то почетную синекуру с окладом 130 тыс. долларов годовых. Равным образом бывшая секретарша после катастрофы вынужденно ушла с поста директора, но куда? На должность главного редактора газеты Boston Herald, получив при этом миллионное отступное. К тому же в аэропорту на проверке пассажиров работало много арабов даже без гражданства и грин-карты. Именно поэтому угонщики облюбовали Логан-аэропорт (Logan) в Бостоне своим первым местом захвата лайнеров.
    Раньше всех (в 8:46) самолет, вылетевший рейсом № 11 в 7:55, протаранил северную башню WTC. Итого, он находился в полете 51 минуту. В этом самолете происходило следующее: пятеро, во главе с Мохамеддом Атта, вошли в открытую дверь кокпита. Приказали пилотам выполнять все их приказания. Отключили связь и транспордер самолета — автоматический передатчик сведений о координатах самолета. Они отключили также потайную кнопку, которая в случае захвата скрытно нажимается пилотом и подает сигнал, означающий, что команда «несамостоятельна» в своих действиях. То есть — самолет захвачен. Это произошло на двадцатой минуте >полета.
    В первом самолете (рейс 11) один из пилотов ухитрился на несколько секунд включить передатчик и диспетчеры услышали крик по-английски с арабским акцентом: «Не делай глупости!» Всех пассажиров в обоих самолетах согнали в хвостовой салон, и оттуда стюардесса рейса 11 сумела по сотовому телефону сообщить, что самолет захвачен террористами. После первых сообщений об угоне до падения последнего, четвертого самолета в Пенсильвании прошло не менее двух часов!
    Начиная с тридцатой минуты полета первого самолета (рейс 11), никаких сомнений в происходящем уже не было. До удара по северной башне WTC оставалось еще полчаса, по Южной — 48 минут. Чины ФБР были немедленно проинформированы об угоне. Никакой реакции.

  • Новые инструкции
  • Через 16 дней (!) было принято эпохальное решение по обнародованию новых инструкций для пассажиров авиарейсов. Если раньше им предписывалось тихо сидеть и смирно молчать при захвате лайнера, и далее подчиняться всем приказам угонщиков, то сейчас им было разрешено кричать и даже бросать в злодеев все, что под рукой. Особо было сказано, что бросать можно выданные им под головы подушечки. Это, конечно, вселило в пассажиров отвагу. Раньше они мелко дрожали, теперь, осмелев, стали крупно. Ибо если точно метнуть подушечку, и она заткнет убийце рот, то он задохнется. Видеть это страшно. Но так как угонщик все равно самоубийца, то получалось, что мечта шахида почти что сбылась.
    Полгода понадобилось на то, чтобы начали укреплять двери в пилотские кабины. Оказывается, они все были сделаны из прессованного картона специально. Чтобы можно было их легко выбить небрежным движением ноги и выскочить при нужде в салон. Или чтобы из салона можно было бы легко выскакивать через окна кабины наружу. Во время пожара, например. В Израиле все самолеты национальной компании имеют или двойную конструкцию типа тамбура, притом же бронированные двери, либо вообще в кабину ведет отдельный вход и сообщения с салоном нет. При новых, укрепленных усилием воли Буша, американских дверях стали сидеть федеральные агенты с оружием. Для устрашения их назвали маршалами. Чтобы террористы думали, что за ними в самолете целые армии.
    Каждая годовщина в трауре. И вот — снова. 3025 фамилий, произнесенных вслух. Десятки тысяч свечей. И сотни раз повторенные кадры, ставшие «киноклассикой» — таран второго самолета Южной башни, женский крик O my God !, лица, глаза, рты закрытые руками, чтобы не видеть и истошно не кричать…. А потом — все сильнее полыхающие огни, полеты десятков (!) людей в последнем акте обретения свободы с сотого этажа, ужасные звуки падающих с высоты чуть ли не полкилометра тел, тянущиеся к небесам черные огромные руки дыма, которые были видны и засняты видеокамерой аж из космоса (на международной станции), стремительное оседание одной, затем второй башни.20 человек, спасающихся от настигающего их огня и дыма, выбрались на крышу 110- этажной башни, несколько человек по сотовым телефонам взывали (эти разговоры ныне опубликованы): «Мы здесь, на крыше, помогите, пришлите вертолет, мы уже задыхаемся и горим» — все было тщетно. Им оставалось только прыгать в бездну, что некоторые и делали. Не потому, что жизнь тогда вдруг обесценилась и их не хотели спасать. А потому, что западная цивилизация вдруг воочию показала свою потрясающую хрупкость и ненадежность.

    Новый образ Запада

  • Стремительное обрушивание башен со скоростью свободного падения, менее чем через час после врезания самолетов, — это наглядный образ всей западной цивилизации. Она оказалась очень хрупка и в высшей степени ненадежна. Вероятность ее выживания или, что то же самое, ее надежность , видимо, гораздо ниже возможностей деструктивных факторов ее разрушить.
    И апофеоз — невероятные, инфернальной величины валы дыма и пыли, врывающиеся со скоростью курьерского поезда в расщелины улиц между небоскребами Манхеттена, и толпы людей, пытающихся убежать от настигающего их черного морока. Когда он догонял оператора, все погружалось в ночь, вокруг наставала тьма египетская.
    Те кто видел фильм Zero Dark Thirty о подготовке ликвидации Усамы бен Ладена 1 мая 2011 г. (Режиссер Катрин Бигелоу поясняет название:»Это военный термин, означающий 30 минут после полуночи, но это относится также к темноте и секретности, которой была скрыта вся десятилетняя миссия» (по ликвидации бен Ладена), то есть можно перевести как «30 минут первого «под покровом глубокой ночи») или хотя бы читал о нем, сразу вспомнят скандальные и даже шокирующие кадры самого начала фильма: в них показаны жесткие допросы агента Аль-Каеды, который может дать сведения о курьере-связнике засевшего в логове бен Ладена с внешним миром. Показаны пытки водой и подвешивание агента за руки на что-то похожее на дыбу. Кадры вызвали крики об опорочивании армии, ЦРУ, американской идеи. Требования удалить компромат из фильма. Призывы к бойкоту.В результате фильм был убран из презентации на Оскара.
    Как согласовать сцены пыток с гуманизмом «западного общества»? Очень просто. Шахиды в некотором смысле не есть люди. Это биологические бомбы, запрограммированные на самоподрыв. Из них, как из захваченного компьютера, нужно извлечь информацию и обезвредить устройство. Как из мины вытаскивают детонатор. Иначе взорвется и погубит людей. Как эти живые мины взрываются, тоже показывают в фильме: в Лондоне, в Карачи, Кандагаре, в Равалпинди, в Мадриде, да и в Москве. Захваченному террористу, можно сказать, насильно дарят жизнь. А он, осознав правду при нужном физическом и психотропном воздействии, как бы в благодарность за это позволяет себя разрядить и вытащить из себя информационный запал. Где, когда, кто собирается в следующий раз взорваться и разбойным образом похитить чужие жизни. Ему не дают этого сделать — спасая и людей, и его самого. То есть — налицо именно гуманизм.
    Мы принадлежим к одному типу цивилизации. А запредельные террористы — к другому. Если угодно — они не люди. Воспринимайте их как экземпляры других миров. Как чудовище из фильма Alien. Нет, не люди они. И не животные. В психологическом, а не в анатомическом отношении. Их ценности так же далеки от наших, как утробное урчание тиранозавра от арии Паваротти.
    Не случайно в средние века была создана концепция одержимости дьяволом, появлялись суккубы и инкубы. Серийные маньяки сами рассказывают, как ими периодами овладевает как бы чья-то злобная, посторонняя сила — и они не могут ей противится. А террорист-камикадзе не периодами, а все время находится в этом состоянии.
    Даже с точки зрения защиты нашей собственной психики не следует их считать людьми. Так было в Отечественную войну, когда говорили о фашистском звере. А не о фашистском человеке. А уж там-то было гораздо больше оснований — ведь у немцев в бой шли мобилизованные рабочие-крестьяне и «народная интеллигенция». И слова Эренбурга — «Убей немца». И строки Симонова «Сколько раз ты его увидишь, столько раз ты его убей!».
    Опасным заблуждением является примитивно-марксистская, либеральненькая идея, будто массовый терроризм есть реакция голодных миллионов на американскую сытость. Наиболее голодные — это многие африканские племена. Их родо-племенное сознание в лучшем случае поднимается (опускается) только до взаимной резни туту и хутси. Но отнюдь не до изощренных схем бомбежки крупнейших зданий-городов с помощью пассажирских самолетов.
    Все нынешние камикадзе, уничтожившие десятки тысяч людей и огромные здания-города, долго жили в США, пользовались всеми благами обеспеченной жизни. И что?
    Ценностные установки оглашенного исламиста (для определенности — шахида-талиба) делает его непохожим на представителя человеческого рода. И даже на представителя животного. У тех, по крайней мере, есть мощный инстинкт самосохранения. У этих — нет. Повеление Аллаха на уничтожение всех его врагов значит для них больше, чем категорический императив. Пусть (и даже — лучше) ценой своей жизни. Ринуться в объятия смертной девы-гурии для ваххабита-камикадзе (шахиды) тоже самое, что для русско-американского парня стремиться к слиянию с возлюбленной. Это восторг и оргазм. И чем быстрее сладостная встреча, тем радостнее и блаженнее. Это — помимо потом сладостного воздаяния — титула святого на земле и обещанного мусульманского рая с его сотнями гурий, еженощно восстанавливающих свою девственность.
    Как всякий биоробот, камикадзе получает все необходимое для своего функционирования. Это даже не волк, которого сколько не корми, а он все в лес смотрит. Усама бен Ладин — мультимилионер. Если его чем и кормить, так цианистым калием. Речь идет о программе действий камикадзе. О его софтвере. Если у вас компьютере стоит команда загрузки операционной системы «Миллениум», она будет загружаться, невзирая на ваши желания и мысли по этому поводу. Разве что сетевой шнур вытащить. Но там хоть зависания случаются (недоработка программы). А у этих нет никаких задержек.
  • Уязвимость
  • 15 сентября мэром Джулиани было разрешено туристическое посещение огромной груды развалин на месте бывшего комплекса Торгового Центра. Это почти что пирамида Хеопса высотой с 20-ти этажный дом. Люди молча подходили к черте, дальше которой нельзя, зажав нос, фотографировали и утирали слезы. Я от запаха уже ничего не видел еще до нужной дистанции. Через два дня прощание с развалинами закрыли. Не помогал уже и зажатый нос — жуткий запах, в котором доминировал трупный от многих тысяч того, что когда-то было телами, размазанными ныне под миллионом тонн обломков, не позволял подойти на расстояние фотовыстрела. Надо еще и знать национальное отторжение всяких неприятных запахов.
    Американцы вдруг обнаружили себя полностью беззащитными и уязвимыми. Внезапное и стремительное падение Близнецов стало символом хрупкости не только их мира, уклада жизни, привычек, но абсолютной неустойчивости всей цивилизации.
    Только через 4 дня после 11 сентября талибы получили ультиматум — в трехдневный срок выдать Усаму бен Ладена. Те испросили еще один дополнительный день для созыва всех достопочтенных улемов, получили его — и отказали в выдаче дорогого гостя и комбинированного родственника. Одновременно тестя и зятя вождя талибов Мохамада Омара (дочь Усамы — 4-я жена Омара, а дочь Омара — 4-я жена Усамы). Только пообещали передать ему просьбу куда-то там отбыть.
    28 сентября талибы заявили, что они — принципиальные противники террора! И что они уверены, что и их дорогой гость и родственник Усама бин Ладен тоже противник. Просто нужно отличать справедливую благородную борьбу за национальную независимость и свободу от отвратительного и преступного терроризма. Таким образом, вне славной всемирной антитеррористической коалиции оказывается только Израиль. Арабские страны потребовали исключить Израиль из дружественной коалиции. Ибо Израиль практикует государственный терроризм.
    В Израиле думают, что это они, можно сказать, страна номер один по борьбе с террором. Что этой борьбой там пронизана вся жизнь уже десятилетия. Но вот — оказывается, это страшное заблуждение. И как раз все арабские страны, да и весь исламский мир изобличает Израиль как основное гнездо террора. И потому если уж и наносить удар возмездия по кому-то, то этот «кто-то» как раз будет Израиль. Америка пока так далеко не заходит, но кто знает…
    Статус сверхдержавы — это понятие, которое требует соответствия ему объекта. Сверхдержава — это страна сильная. В военном отношении. Экономическом. Финансовом. Научном. Даже — в нравственном. Это страна, которая способна установить справедливость. В первую очередь — для себя. Ибо, если не может для себя, то что же от нее ждать другим? Если все пугают ужасным поражением от Афганистана, то не он ли победитель? И не Афганистан ли тогда будет справедливо назвать единственной сверхдержавой? Не сдаться ли тогда Америке заранее, не искушая судьбу, ибо неизвестно чего тогда можно ожидать от неустрашимых воинов Аллаха. Сходные речи ведут и сейчас, после 20-летней провальной попытки построить в Афганистане цивилизацию и хаотичного вывода войск с малой частью прозападного населения.
  • 20 лет назад были и успехи
  • 20 лет назад понадобилось менее месяца для организации большой коалиции, для нейтрализации псевдопротивников террора вроде Ирака или Ливии, мощного дипломатического давления, остановки финансовых потоков для Аль-Каэды, наконец, собственно военного сосредоточения значительных морских, военно-воздушных и десантных частей. Это быстро. Мощным ударом сразу ликвидировали силы талибов: 30 ракет земля-воздух, самолеты, пусковые установки, радары и средства ПВО, штабы, аэродромы, пункты связи, энергоцентры (Кабул сразу же ослеп и оглох). Американские бомбардировщики «Б-52», участвовавшие в ночь с воскресенья на понедельник в воздушных ударах по Афганистану, сбросили несколько сот обычных 200-килограммовых бомб на несколько учебно-тренировочных лагерей террористов Усамы бин Ладена в восточной части Афганистана. В ходе воздушных ударов были выпущены также 50 крылатых ракет. В ударах участвовали 15 бомбардировщиков «Б-1» и «Б-52», а также два бомбардировщика «Б-2» «Стелс». Помимо бомбардировщиков, удары наносили также 25 самолетов Ф-14 и Ф-18 с двух американских авианосцев «Энтерпрайз» и «Карл Винсон». В ходе первой волны удары 3 цели были в Кабуле, 4 — в других крупных городах и 23 в различных районах Афганистана. Все цели были поражены. Ликвидирована вся система ПВО талибов, всех их самолеты (около 80, по уточненным данным). На подходе еще два авианосца и десантный корабль «Эссекс» водоизмещением в 40,5 тыс тонн, который отбыл 8 октября с базы ВМС США на южном японском острове Окинава. И это только начало.
    Только за одну ночь за 2 мощных прохода талибы преваратились в стадо. И вовсе не боевых смертников, а в мечущихся с развевающимися бородами чудаков. Зловредные места талибов знатно проутюжены. Точнее — залиты негашеной известью. Зараза велика и слой извести должен быть мощным.
    Натурально два тестя-затя и вожди движения «Талибан» мулла Мохаммед Омар и Усама бин Ладен, которым негашенка вовсе не нравится, сразу после начала воздушных налетов США вылетели с семьями на двух маленьких самолетах из Кандагара в неизвестном направлении. И в предвидении такого начала Усама заранее записал кассету с угрозами джихада всему Западу, который он объявлял впрок, не сомневаясь, что удар возмездия последует.
    Совсем не обязательно было ждать злоумышленного нападения на Башни банды «чужаков» — в Эмпайр стейт билдинг после войны врезался небольшой самолет (тогда погибло 11 человек). В одну из них вполне свободно мог бы врезаться в результате тумана, ошибки пилотов, неисправности рулей и обычный большой «мирный» рейсовый самолет. И результат был тот же самый. Причем для обрушивания обоих небоскребов даже не нужен был бы второй самолет. Первая башня своим падением снесла бы вторую, как это и произошло в реальности еще с двумя рядом стоящими небоскребами в 47 и 42 этажа, не говоря уж о менее высоких зданиях, которые посыпались, как карточные домики. Самолет перешиб часть несущих конструкций, остальное доделал пожар, размягчив стальные ноги — и гигант завалился, как колосс не на стальных, а на глиняных ногах.
  • Ограничения и перспективы
  • Без всякого сомнения, по крайней мере, на время борьбы западной цивилизации Западу придется весьма сильно ужаться со своим индивидуализмом, прайвеси, правами человека и горделивой позой богоподобной личности. Это уже давно началось — и проглотили. Стоят в очереди часами на досмотр в самолеты, отвечают на самые «бестактные» вопросы — зачем приезжали, у кого жили, сколько с собой денег, у кого брали еще. Раздеваются и разрешают личный обыск без всякого ордера и адвоката. Открывают багажники машин для досмотра. В Англии установлены миллионы телекамер во всех общественных местах, включая улицы городов. Идет круглосуточная съемка, сверяют фото персонажей с базой данных подозрительных и уголовных типов. Фотографируются номера автомашин и регистрируют скорость. Заодно взимают штрафы с превысивших ее. В США принят закон и выделены средства на установку 7 миллионов таких камер (примерно как давно стоят в банках и многих магазинах против воров).
    — А вас не смущает такое вторжение в личную жизнь? — спрашивают прохожего.
    — Что вы, я очень доволен. Если я просвечен Старшим братом на телескрине — значит здесь самое безопасное место для меня.
    А то, раньше-то, чуть что — в позу — я не буду отвечать ни на один ваш вопрос без адвоката ! Обыск без ордера?!! Да я вас засужу, да я разорю вашу контору за моральный ущерб !! А теперь — ради Бога, перлюстрируйте письма, прослушивайте наши телефоны, обыскивайте, закрывайте сайты. Лишь бы все шло на благое дело нашей же безопасности. Полный апофеоз ангсоца в Океании.Но в любом случае, все, что сейчас имеет рядовой человек как на Западе, так и на Востоке создано на Западе. Только не-рядовой человек на Западе может сделать гораздо больше. Не в силу иной природы, а в силу иной структуры западного общества. Большей свободы. И эта свобода, действительно, дает иное качество мышления. А уж это качество приводит к открытиям, изобретениям, технологиям и производству. Как это происходит, например, в Силиконовой долине, где нет никаких «обязательных часов на работе».С некоторым огорчением следует признать, что терроризм есть побочное следствие свободного демократического общества, нормы которого не устраивают по разным причинам многих (но не большинство!), и малая часть из этих «многих» полагает, что своих целей они могут (и даже обязаны) достичь с помощью террора. А вот в настоящих тоталитарных обществах, в которых террор был частью государственной политики, никакого террора «меньшинств» не было. Ибо его подготовка пресекалась на дальних подступах — еще на этапе создания каких-нибудь группок по изучению «настоящего марксизма».
    Так что же, будем мечтать о тоталитаризме? Боже упаси! Я думаю, что демократия найдет способ если и не совершенно ликвидировать террор (особенно индивидуальный), ибо это, в силу изложенного, невозможно, то , по крайней мере, обуздать террор организованный.Урок того теракта и последующих 20 лет national building, построения в Афганистане и подобных местах государств западного типа не прошел даром.
    Было осознано, что никоим образом нельзя миллионам простых дехкан привить некие западные нормы демократии за одно поколение, даже за три. Например, саму идею выборов. Какие могут быть выборы, если есть мулла? Мулла дается самим Аллахом. Его слова и решения — это воля Аллаха. Именно при исполнении этих тысячелетних традиций афганец чувствует свою защищенность, ибо у его есть шариат (закят, хиджаб, наказание плетью или палкой). Справедливостью рядовой пуштун и талиб полагает то, когда он имеет своего представителя в каком-то совете мулл, в Шуре. Но попадает туда этот представитель вовсе не путем «всеобщих, равных и тайных выборов», а опять-таки назначается муллой. Американцы 20 лет внедряли им разный прогресс. Но в массе своей масса афганцев жила в глубокой архаике, в 7-м веке. Сама идея прогресса, то есть каких-то изменений и новаций, была чужда и враждебна. Для них — только следование традициям, жить так, как жили предки. Для созревания для западного типа демократии таким обществам нужно сменить 5-10 поколений, то есть 100-200 лет.
    Президент США Джо Байден в обращении к нации, приуроченном к завершению 20-летней военной кампании США в Афганистане заявил:
    «Нам нужно ставить перед собой ясные и достижимые цели, а не те задачи, которые невозможно выполнить. Речь идет о завершении эпохи крупных военных операций с целью переустройства других стран. Уход от такого образа мыслей и массовых перебросок войск сделает нас сильнее и позволит эффективнее обеспечивать безопасность страны».
    Если это понял слабоумный Байден, значит не все потеряно. Так что рановато еще отпевать западную цивилизацию.