Гробокопательский фейк

По сетям вот уже третий год бродит текст Степана Савельевича Кашурко, порученца сталинского маршала Конева, который пересказывает то, что ему диктовал Конев про невероятные потери и жертвы войны. И про неизбывную вину преступника Сталина.

Степан Савельевич Кашурко, по его словам, в 2006 г. был выдвинут на Нобелевскую премию Мира.

Мне не раз попадался этот душераздирающий кусок. Все больше – в разных ЖЖ. Обратил внимание, что при этом нигде нет ссылки на источник, откуда взят этот текст.Недавно снова столкнулся с этим именем при следующих обстоятельствах. В режиме рассылки получил большую статью профессора из Харькова Игоря Гарина (это ник), его настоящее имя Игорь Папиров. Он автор огромного количества книг (пишут – 144) по всем отраслям человеческого знания. В том числе по истории. Прислали мне его статью под названием Другая правда о Второй мировой ч. 1. Документы

https://www.proza.ru/2012/09/22/691

и в нем выделили абзац, посвященный мне. Вот этот:«Настоятельно рекомендую читателям прочесть замечательную статью Валерия Лебедева «Слепые архивы России», опубликованную в «Независимом бостонском альманахе» (http://lebed.com/2015/art6715.htm). Перед Вами откроется детективно-увлекательная история российской истории в целом, иллюстрируемая уникальными примерами, например, связанными с историями убийства Сталина и Берии. Гарантирую огромное удовольствие и новизну».Написал ему благодарственное письмо, одновременно удивившись малому отклику на его многочисленные публикации. Он возразил, прислав ряд рецензий. В одной из них я снова прочел историю с рассказом Кашурко о маршале Коневе – то была цитата из все той же работы Гарина. При этом ни в работе Гарина, ни в других с тем же текстом не было отсылки к первоисточнику рассказа о Коневе.

А слова от именно сталинского маршала Конева были необычными и шокирующими. К примеру, такими:

— Пиши, записывай на магнитофон, в другой раз такого уж от меня не услышишь! И я (Кашурко – ВЛ) трясущейся от волнения рукой принялся торопливо строчить: «Что такое победа? — говорил Конев. — Наша, сталинская победа? Прежде всего, это всенародная беда. День скорби советского народа по великому множеству погибших. Это реки слез и море крови. Миллионы искалеченных. Миллионы осиротевших детей и беспомощных стариков. Это миллионы исковерканных судеб, не состоявшихся семей, не родившихся детей. Миллионы замученных в фашистских, а затем и в советских лагерях патриотов Отечества». Тут ручка–самописка, как живая, выскользнула из моих дрожащих пальцев.

— Товарищ маршал, этого же никто не напечатает! — взмолился я. — Ты знай, пиши, сейчас–то нет, зато наши потомки напечатают. Они должны знать правду, а не сладкую ложь об этой Победе! Об этой кровавой бойне! … К концу сороковых годов в поисках лучшей жизни в Москву хлынул поток обездоленных военных инвалидов с периферии. Столица переполнилась этими теперь уже никому не нужными людьми. В напрасном чаянии защиты и справедливости они стали митинговать, досаждать властям напоминаниями о своих заслугах, требовать, беспокоить. Это, разумеется, не пришлось по душе чиновникам столичных и правительственных учреждений. Государственные мужи принялись ломать голову, как бы избавиться от докучной обузы.

И вот летом 49–го Москва стала готовиться к празднованию юбилея обожаемого вождя. Столица ждала гостей из зарубежья: чистилась, мылась. А тут эти фронтовики — костыльники, колясочники, ползуны, всякие там «черепахи» — до того «обнаглели», что перед самым Кремлем устроили демонстрацию. Страшно не понравилось это вождю народов. И он изрек: «Очистить Москву от «мусора»!»

Власть предержащие только того и ждали. Началась массовая облава на надоедливых, «портящих вид столицы» инвалидов. Охотясь, как за бездомными собаками, правоохранительные органы, конвойные войска, партийные и беспартийные активисты в считанные дни выловили на улицах, рынках, вокзалах и даже на кладбищах и вывезли из Москвы перед юбилеем «дорогого и любимого Сталина» выброшенных на свалку истории искалеченных защитников этой самой праздничной Москвы.

И ссыльные солдаты победоносной армии стали умирать. То была скоротечная гибель: не от ран — от обиды, кровью закипавшей в сердцах, с вопросом, рвущимся сквозь стиснутые зубы: «За что, товарищ Сталин?» Так вот мудро и запросто решили, казалось бы, неразрешимую проблему с воинами–победителями, пролившими свою кровь «За Родину! За Сталина!».
— Да уж, что–что, а эти дела наш вождь мастерски проделывал. Тут ему было не занимать решимости — даже целые народы выселял, — с горечью заключил прославленный полководец Иван Конев.»Не в том вопрос, верны ли эти слова. Верны. А в том вопрос, говорил ли это Конев в 1970 году. И не кому-то, а Степану Кашурко.Решил выяснить, кто такой автор Кашурко и где его произведение было впервые опубликовано. Знаете, что сразу меня зацепило? Титул Кашурко, который приводится всеми, кто воспроизводит его текст. Титул звучит так:академик, генерал-полковник, адмирал Степан Савельевич Кашурко.

Вас тут ничего не резануло? Меня — сразу. Нет и не было в советской армии никаких генералов-полковников и одновременно адмиралов. Очень не хватает в этом перечне патриарха. Согласитесь, что генерал-полковник- адмирал-патриарх-академик звучит весомее.

То, что он еще и академик…, в принципе генерал мог быть академиком. Но для этого нужно было бы иметь солидные научные заслуги. К примеру, быть очень известным историком вроде генерала Дмитрия Волкогонова, который по странному совпадению тоже генерал-полковник, как и Кашурко. И то он не академик, а только член-корр. Но до того – доктор исторических наук. Написал около 30 книг по истории, философии, проблемам политики, среди последних работ — 6-томник «Вожди» (Сталин, Троцкий, Ленин) и двухтомник «Семь вождей» (о всех генеральных секретарях ЦК КПСС). Его книги переведены на многие языки, изданы в более, чем 20 странах мира. Опубликовал свыше 500 научных и публицистических статей по актуальным вопросам политики, философии и истории; был награждён советскими и иностранными орденами, медалями; являлся лауреатом научных и литературных премий.

А вот наш Кашурко — не доктор. И не кандидат, и ничего такого не написал, а сразу – академик. Ну, еще награжден Путиным орденом «Знак почета». Как видно за разыскание останков павших героев.

Если бы вы просто поинтересовались жизненным путем Кашурко, то удивились бы: ничего не известно. При таких регалиях его нет в Википедии. И нигде нет. Вот как-то в середине 60-х годов он становится порученцем маршала Конева. Откуда взялся, что делал до этого – тайна. Причем то, что он был порученцем, мы узнаем только от него. И еще то, что вроде был сыном полка. Тоже от него. Где Кашурко совершал подвиги после смерти маршал Конева, немного известно. Но они вовсе не таковы, чтобы получать за это чины генералов-адмиралов и академиков.

Ладно, хотя бы когда родился, когда умер, (если умер)? Ну, нет о нем никакой официальной биографической справки. Мне с большим трудом удалось установить год его смерти – 2007. И сколько ему было лет – 79. Стало быть, родился в 1928 г. В момент окончания войны ему стукнуло 16 лет. Так что на войне военно-морскими делами заниматься бы не мог. Тем более, будучи сыном полка, а не сыном эскадры.

Получал ли он орден «Знак почета»? Ну, если он генерал-полковник – адмирал – академик, то такому получить какой-то почетный знак ничего не стоит. Плевое дело.

Да, первое, что проверить легко: Кашурко никогда не был никаким генерал-полковником. И даже просто полковником не был. И адмиралом не был. У него вообще не было воинского звания. Хотя бы и простого капитана или мичмана. Чем-то он напоминал рыжего человека Хармса, у которого не было волос, так что рыжим его называли условно. Вот тут для начала список всех генералов России: напрасно вы будете искать в нем Кашурко.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F:%D0%93%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BB-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8_(%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%A4%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F)

А вот здесь список адмиралов, где тоже обошлось без Кашурко:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%BA_%D0%B0%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B2_%D0%92%D0%9C%D0%A4_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0_%D0%B8_%D0%92%D0%9C%D0%A4_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%A4%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8

Равным образом нет имени Кашурко среди всех многочисленных академиков. Это настолько очевидно, что можно было такую мелочь и не упоминать.

Ладно, пусть он не генерал-адмирал-академик. Но все же: текст с откровениями Конева был? Текст был. И где же он был опубликован?

Удалось обнаружить и это. Вот при поиске попалась фраза: Несколько дней назад благодаря перепечатке «Новых известий» особую известность приобрел рассказ «Выстраданная победа», впервые опубликованный в 2005 г. в журнале «Дош».

Это – тот самый рассказ Кашурко об откровениях ему маршала Конева.

Смотрим Новые Известия от 08-05-2017. и видим на экране — Ошибка 404 Страница не найдена.

Так. Тогда смотрим первоисточник в журнале Дош https://doshdu.com/skachat-dosh-arhiv/

Тут весь архив и о, чудо! – все номера, начиная с первого от 2003 года, есть, а вот этого номера за 2005 год – нет. Весь год просто пропущен и после 2004 года идет сразу перескок к последующим годам. А попытка открыть по прямому адресу дает все ту же надпись: не удается открыть, такого сервера нет.

Что это вообще за журнал – ДОШ? Это малоизвестное издание по делам на Северном Кавказе. Учредители и издатели — Члены Российского исследовательского центра по правам человека. Не всякого человека, а кавказского.

Издается при этом почему-то в Москве, пер. Лучников 4.Тел./факс: (495) 625-06-63E-mail: doshfirst@gmail.com, Главный редактор Исрапил Шовхалов. Этого восточного человека уравновешивают: ответственный секретарь Георгий Зингер, литературные редакторы Ирина Васюченко, Ирена Подольская, а также борцы за права восточных людей Мария Катышева, Инна Буторина, Малика Зубайраева и Ахмет Барахоев.

В общем, борцов много (я назвал не всех), на страже стоят зорко и потому вовремя элиминировали подозрительный репортаж генерала-адмирала.

Обратим внимание на даты. Первая публикация в ДОШ — 2005 год. Републикация этого текста в газете Новые Известия – от 8 мая 2017 года. Как раз к светлому празднику победы. То есть, через 12 лет. Что так долго ждали? ДОШ ведь выдал сенсационный материал! Да. А вот – если не выдал, тогда что? Тогда, выходит, первопубликация как раз за «Новыми Известиями». А уж оттуда текстик пошел гулять, правда, в основном по всяким ЖЖ, блогам, Фейсбуку. Ну, и по частным рассылкам.

И вот ДОШ и «Новые Известия» свои публикации убрали. Что-то почуяли?

А как реагировали родственники маршала Конева на тексты от его имени, которые якобы записывал адмирал, генерал и академик?

Издание EADaily предваряет публикацию внучки маршала Елены Коневой словами:

«На 9 Мая по сети пошла гулять очередная фальшивка — фейковое интервью с маршалом Коневым. В этом самом «интервью» один из главных полководцев Второй мировой, якобы, признал, что и победы-то никакой не было, а только, мол, «трупами-завалили», так что и «праздновать нечего». Фейк уже растащили по украинским и казахским сайтам, на которых кипят обсуждения сенсационной «правды о войне».

Внучка маршала — Елена Конева на своей странице в Facebook написала о том, что данный материал — фальшивка. Однако разве может один личный аккаунт в соцсети соперничать по резонансу с организованным «фейковым выстрелом», эхо которого всегда готовы усилить солдаты пропагандистской войны?

Для того, чтобы уравнять шансы правды и лжи, редакция EADaily предоставляет свою трибуну Елене Коневой и размещает ее пост с опровержением целиком:

«Спросите меня, прежде чем делать перепост фейкового интервью моего дедушки. Когда умер дед, мне было 19. Вполне сознательный возраст. Всех адъютантов, всех водителей, всех личных врачей, всех стенографисток, всех поваров, всех помощниц по хозяйству, всех комендантов дач я знала по имени, отчеству и фамилии.

Их было не так много. Этот господин всплыл в ельцинское время, когда каждый мог себя назвать так, как он хотел. Степан Кошурко был курьером в ЦК ВЛКСМ. Это я узнала потом, когда хотела подавать в суд на этого проходимца!!! А стал — Президент Центра Розыска и увековечивания без вести пропавших и погибших защитников Отечества — здесь, пожалуйста, не надо смеяться — Академик, генерал-полковник и адмирал Степан Кашурко!!! Тётя моя Natalya Koneva его пожалела. Старенький, хрен с ним!!! Зря, как оказалось!!! Засудила я бы этого генерала-адмирала, да ещё академика. Дед в 70-е годы возглавлял комсомольский поход по местам Боевой Славы!!! Умер дед, умерли комсомольцы из ЦК, а вот курьер превращается в помощника, а потом в генерал-адмирала и пишет небылицы. Смутное время, все дозволено, все можно.

А теперь представьте — Маршал Советского Союза, Сталинский Маршал начинает изливать душу курьеру, можем даже назвать его молодым комсомольцем, которого он видит в первый раза — это нонсенс.
https://eadaily.com/ru/news/2017/05/14/vnuchka-marshala-koneva-oprovergla-feykovoe-intervyu-svoego-deda

Итак, с автором разобрались — это курьер из ЦК комсомола. Бойкий комсомолец. Быстро сообразил, что на теме павших неопознанных героев можно сделать имя. И деньги. Он придумал центр «Поиск», объявил себя его президентом и стал выкачивать деньги на поиски могил неизвестных солдат, устанавливать их имена и ставить им за чужой счет надгробные столбики. Начал появляться на ТВ, проводить встречи и семинары по увековечиванию памяти героев.

  • У многих возникли подозрения, некоторые даже писали жалобы. Но – тема святая. Сверху дали рекомендации: не трогать курьера, который очень быстро стал генералом-адмиралом-академиком. Если его разоблачить, то под ударом окажутся и имена увеченных – увековеченных, и вообще «правда войны». К тому же, он сам везде сообщал, что в 2003 году был награжден Путиным «за бескорыстную подвижническую деятельность». Списка награжденных в сети не имеется. Как тут проверишь? А вдруг и правда Путин лично нацепил знак на грудь генералу-адмиралу? Ну как же, генерал-курьер и академик выискивал имена павших – неизвестных героев.

Ушлые политиканы цену этим патриотическим порывам к могилам знают хорошо. Когда Кашурко написал очередную слезницу про финансирование раскопок захоронений на имя Жириновского, тот почти что остроумно ответил:

Уважаемый И.С. КОНЕВ! Ваше обращение мною получено… К сожалению, мы не можем оказать Вам материальную помощь, о которой Вы просите.

Кашурко продолжал делать неизвестных героев известными. Без всяких гробокопаний. Как именно делал — приведу кое-какие воспоминания.

“Кошурко Степан Савельевич”,— представился полненький бодрячок, лет 65-ти, но достаточно моложавый мужчина, небольшого роста, всем своим видом и улыбкой, излучающий неистощимый оптимизм… Степан Савельевич достал из объёмного портфеля альбом и журналы и рассказал о том, что является руководителем поискового центра “Подвиг”, занимающегося розыском без вести пропавших воинов Великой Отечественной войны… подумав о том, что это шанс, взяла координаты нового знакомого и, собрав материалы, какие только смогла, отослала письмо в организацию “ Подвиг”…
В течение четырёх лет я периодически звонила Степану Савельевичу. Он рассказывал о своих находках, извинялся и обнадёживал. Я понимала, что прошло слишком много времени, и надежды на положительный исход таяли с каждым днём… Но вдруг в квартире раздался телефонный звонок.
Это был как гром среди ясного неба: звонил Степан Савельевич. Он сообщил, что поиски увенчались успехом: найдено захоронение Гусева Ивана Сергеевича. Сказать, что я обрадовалась этому внезапному известию, значит не сказать ничего. Я задохнулась от счастья, нахлынувших бурным потоком слёз радости и торжества — прекрасного момента обретения родной души. Одной рукой, размазывая по лицу и вытирая слёзы, другой, я старалась быстро записать информацию о боевом пути дяди Вани, о месте его захоронения в братской могиле, в общем, обо всём, что в бравурно-приподнятом настроении сообщал мне по телефону дорогой Степан Савельевич. Эмоции переполняли меня, я, то и дело, переспрашивала слова, названия и даты, чтобы не ошибиться в записях, однако меня слегка насторожил тот факт, что Степан Савельевич местом рождения дяди Вани назвал какой-то другой район и деревню. Вероятно, тоже волнуется, ошибся, решила я…
Степан Савельевич стал часто звонить, иногда — по нескольку раз в день. Из нашего разговора Кошурко выяснил, что я работаю в весьма солидной организации, непосредственно относящейся к городской администрации. Он оперативно созвонился с моим руководством, сообщив о таком торжественном и неординарном случае, как находка без вести пропавшего героя, да ещё в такие знаменательные дни, как 60-летие победы над фашистской Германией, а мне радостно заявил о том, что подключит к этому событию корреспондентов и телевидение. Оставалось ждать. Одна мысль не давала мне покоя: почему Кошурко неправильно называет место рождения дяди Вани? Мне было неловко, но я всё же задала свой вопрос. Кошурко занервничал, в голосе его появились нотки гнева и раздражения на мою непонятливость, он попытался сбить меня с толку, сказав, что названное мной и им наименование — один и тот же населённый пункт и даже упрекнул меня в некомпетентности. На какое-то время я слегка растерялась. Этого не может быть…
Поворот событий принимал окраску всех примет сегодняшнего криминально бездуховного времени. У меня уже не было сомнений в ложности итогов поиска. Только одна мысль никак не укладывалась в моей голове и терзала мою душу, до какого кощунства может дойти человек, стремясь за призрачной славой, и тогда я, позвонив сама Степану Савельевичу, сказала всё, что я думаю об этой истории и об участии в ней самого Кошурко. Больше звонков не было.
Я не хотела и не хочу быть статисткой в спектакле талантливого режиссёра чёрного пиара на сцене театра абсурда, на этом празднике лжи и лицемерия. Слишком дорога для меня память о тебе, дядя Ваня, чтобы я смогла променять её на свет искусственных софитов и бездушных аплодисментов.

http://litset.ru/publ/8-1-0-18046

А вот так он сам рассказывал о своих гробокопательских свершениях:

«Я разработал план. Нашёл среди кладбищенских ветерана войны — Авдеенко. Рассказал ему обо всём… Уговорил-таки я Авдеенко. Он мне показал, где могила, рассказал, на какой глубине, как копать, подготовил лопаты. А сам ушел собак привязать да сторожей байками своими отвлечь. Я же за это время раскопал будущую могилу Неизвестного солдата. Сказал только: прости, солдат, и стал доставать все попадавшиеся под руку реликвии… Собрал все, вижу, бежит мой напарник, машет рукой: пора! Засыпали могилу, сверху цветочки положили. И прямо домой к Авдеенко. Высыпали все на простыню, прямо на полу… Долго искали документы. Наконец нашли. Стали тут же раскладывать, по клочкам. Увлажняли их над паром. И по кусочкам тут же, в Харькове, в квартире Авдеенко, удалось установить имя: Григорий Михайлович и букву « О». Одну только букву «О». Далее — Якутский сельскохозяйственный техникум. Знать, солдат носил с собой зачётку, думал: вернусь с фронта — закончу… На наш запрос ответили: да, это наш учащийся, Григорий Михайлович Окороков. Так мы установили имя героя.

http://labas.livejournal.com/1166728.html

Конечно, солдат, который во все атаки всю войну носит с собой зачетку с мечтой о том, как он вернется в институт и сразу сдаст экзамен, прерванный нападением коварного врага, это свежая журналистская находка. Чем-то родственная крику комиссара Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва», По легенде все 28 панфиловцев тогда у разъезда Дубосеково погибли, никто просто физически не мог передать завещание Клочкова (даже если и слышал через грохот взрывов и стрельбу), но вот каким-то образом этот крик донесся до наших дней и звучит в фильме. Хотя в тот день и боя там не было.

Курьер действовал именно в этой парадигме. Не важно, что там было или не было, а важно, что я сочиню.

Но не подумал курьерный генерал-адмирал-академик, что не генеральское это дело под покровом ночной темноты лично вскрывать могилу неизвестного солдата. За такое кощунство и взгреть могли. Но так как все это фэнтези курьера, и ничего подобного в реальности не было, то пусть будет одной байкой «про «никто не забыт» больше.

А вообще насочинял курьер много. Про разные рассказы Конева. И про своих дальних предков-дворян, защищавших царя-батюшку, и про деда – первого колхозника, и про отца полковника, близкого друга маршала Конева. Это почти как в воспоминаниях другого маршала — Жукова, который рассказывал (под давлением ЦК, как объясняли в перестройку), как он искал полковника Брежнева, чтобы посоветоваться с ним о планах фронтовой операции, но не нашел его – тому было некогда, не до маршала.

Да, увы. Стало все яснее, что вся эта вакханалия с победобесием во многом основана на таких вот «документах», какие наплел курьер-адмирал и генерал.

Но все же, как, когда, где и кто поместил первым ныне знаменитый фейк с рассказом Конева о жутких бедствиях войны?

Как видим, первичных документов нет. Нет номера журнала ДОШ, нет и перепечатки в Новых Известиях. Не исключено, что редакторы, догадавшись о фейке, по тихому убрали эти номера из своих архивов. Остались только многочисленные повторы фейка в разных ЖЖ. И есть в работе Гарина с обязывающим названием Другая правда о Второй мировой ч. 1. Документы https://www.proza.ru/2012/09/22/691

Видите? Тут и правда, и документы. Поэтому нынешние рассылки с текстом разговора с маршалом Коневым дают отсылку именно на эту статью.

Нечто смутное про текст говорит внучка Конева:

«Человека, от имени которого пишется вся эта хрень, уже нет с нами и проверить трудно. Сначала это напечатали на американском сайте, который очень популярен на Украине, без обозначения автора, теперь уже автор указан. Но суть одна — это фейк. Судиться — много чести и лишний PR сайту».

Американский GOOGLE этого не подтверждает. Я проверил с разными написаниями фамилии (пишут то как Кашурко, то как Кошурко). Все же в сухом остатке остается следующее: скорее всего текст беседы с Коневым сочинил Кашурко и тиснул его в журнале ДОШ по защите кавказского человека. Вторыми были «Новые Известия». Третьим источником – работа Игоря Гарина.

А вот что пишет о Кашурко zen.yandex.ru:

«Нельзя сказать, что не разоблачали и не клеймили — и в советские времена публиковали и потом, а сейчас и того более (в конце все ссылки на источники). Но это все не помешало ему получить в России целый Орден Почета, с которым его поздравляла в 2004 году — как «Правда» (КПРФ), так и «Новая Газета» — хотя я не удивлюсь, что это и этот орден он себе придумал (в России нет открытых реестров награжденных — оперативно проверить невозможно). Не удивлюсь, если, и, действительно, где-то смог себя продавить и «правильно» преподнести свою деятельность».

https://zen.yandex.ru/media/id/59c33efca815f12961cf37fc/kak-nas-obmanyvaiut-poruchency-marshala-koneva—59c69630168a912389f137af

Да, пожалуй, орден могли дать и на самом деле. Что там какой-то Кашурко, когда, скажем, и Ежову, и Берия и Абакумову выдавали ордена Ленина целыми горстями. И сейчас выдают. Вот, охранник Путина — Золотов, ныне начальник Росгвардии, имеет · Ордена «За заслуги перед Отечеством» III и IV степеней · Орден Александра Невского · Орден Мужества · Орден «За военные заслуги» · Орден Дружбы

И еще кучу орденов.

Так что теперь в России есть не только неизвестные павшие герои. Есть и умершие сочинители героических, трагических и даже комических историй про эту войну.