Нефтяной утренник

С июля этого года, то есть менее чем за полгода, цены на нефть упали в три раза – со 147 долларов за бочку до 47.

А до того за сопоставимый срок примерно в полтора года они выросли в три раза – с 50 до 147 долларов.

Если бы сие происходило по законам рынка, то есть по законам спроса и предложения, пришлось бы думать, что в 2007 году и в первой половине 2008 года потребность в нефти выросла в три раза, а потом, начиная с июля, в три раза упала. Ничего подобного не наблюдалось. Да такого и в принципе не может быть.

Давно было известно, что дикий рост нефтяных цен был вызван вовсе не нуждой мира в бензине, солярке и мазуте, а спекуляциями на биржах с помощью фьючерсов, опционов и прочих форвардов, называемых одним словом – деривативы. То есть, всяких производных от денег и акций, где и создавалось полное раздолье для якобы будущего спроса и будущих цен. К ним еще добавлялось хеджирование, то есть страхование этих будущих сделок, что еще увеличивало цены. Цены были будущие, но драли с трудящихся за бензин почти сразу же, не дожидаясь этого самого светлого для спекулянтов всех стран будущего. Конечно, брокеры, дилеры, трейдеры и так называемые специалисты — бойцы биржевого фронта действовали как бы стихийно, ибо со всех будущих сделок имели навар сегодня. И чем цены выше, тем больше навар. Статистически эта добыча черного золота прямо в операционном зале и давала ажиотажный спрос: заключайте сделки сейчас, завтра станет еще дороже.

Да, но почему врожденное чувство набить мошну потуже вдруг перестало действовать с июля этого (2008) года? Что произошло с брокерами и трейдерами? Со специалистами? Неужто усовестились? Стали думать о мировой экономике и озаботились нуждами рабочих Форда, которым стало дорого ездить на работу? Вопрос наивный. Однако же следует ответить, какова причина того, что вопреки исконному рвачеству спекулянтов и массовой растащиловке цены на нефть резко пошли вниз.

Ясно, что ни с того ни с сего или в силу любых рыночных механизмов этого произойти не могло. Точно так же, как не может само собой собраться молоко, перемешанное с водой.

Причину этого невероятного экономического чуда, которое грядет, я фактически рассмотрел давно — в статье«Нефтяная полночь» от 25 мая этого года. [http://www.lebed.com/2008/art5315.htm]

Тогда цены как раз приступили к рубежу 140 долларов за баррель. По этому случаю не на шутку встрепенулись американские сенаторы.

Ниже сделаю небольшие выдержки (с необходимыми дополнениями) из той моей статьи «Нефтяная полночь» от 25 мая , чтобы выводы стали более аргументированными.

В пику ОПЕКу (OPEC) появился НОПЕК (NOPEC). В духе английского сленга и небольшой игры слов звучит как «Нет – Опеку». &Icirc-фициальная расшифровка – «No Oil Producing &amp- Exporting Cartels Act». Переводится как «Акт против производящих и экспортирующих нефть картелей». Этот акт есть дальний потомок первого антимонопольного закона сенатора Шермана от 1890 года. В современной модификации этот закон объявлял нелегальным любой сговор компаний, отдельных штатов или иностранных государств с целью подавления свободы торговли и навязывания монопольных цен.

В 2007 году сенатор Герберт Коль (Herbert H. Kohl) провел закон NOPEC через сенат, Коль получил за 345 голосов при необходимых 278, но закон не был подписан Бушем. В 20-х числах мая этого года закон бы прошел, так как собрал квалифицированное большинство. http://www.govtrack.us/congress/vote.xpd?vote=h2007-398

Закон решили приберечь до «худших времен», которые как раз и настали к лету этого года.

Этот закон имел грозные слова, такие значительные, что его задержали на уровне окончательного оформления и в доступных словах довели суть того, что произойдет, до опековцев.

Приведу оттуда самое яркое место:

Закон о Картелях 2008, или NOPEC — компенсационный антитрестовский закон Шермана — говорит, любое иностранное государство, которое вступает в сговор с другим или другими иностранными государствами с целью : (1) ограничивать производство или распределение нефти, природного газа или любого другого нефтепродукта- (2) назначает или поддерживает произвольные цены за такие продукты- или (3) предпринимает любые действие по сдерживанию торговли для таких продуктов, виновно в нарушении NOPEC и его действия считаются незаконными. За таким государством (такими государствами) не признается национальная неприкосновенность и суверенность их государственной власти.

Закон уполномочивает государственных прокуроров подавать иски против нарушителей, с тем чтобы провести в жизнь этот закон и принимать меры для гражданского и уголовного наказания нарушителей.

http://www.govtrack.us/congress/bill.xpd?bill=s110-3044

Любопытно, что о последствиях принятия этого закона в широкой прессе ничего не было. Равно как и на правительственном сайте.

Поясню, почему все, что происходило в июне этого года, делалось кулуарно.

Для того чтобы новый закон возымел силу, министерство юстиции, точнее – министр юстиции, который одновременно занимает должность генерального прокурора, должен был бы обратиться в Федеральный суд с иском на наглого нарушителя закона. Суд должен был бы принять решение о пресечении и преследовании деятельности международных нефтяных монополистов-мошенников, короче — группу стран ОПЕК. Допустим далее, что суд признал их виновными в преступном сговоре и постановил снизить цену на нефть в три раза. Эта цифра названа в той статье «Нефтяная полночь» от 25 мая. И названа не просто так, а потому, что именно такое снижение цены нефти звучало в требованиях и выступлениях многих сенаторов в поддержку закона Шермана-Коля. То есть — ружье было повешено на стену и оно должно было выстрелить. Оно и выстрелило — в июле этого года.

Известно, что всякое решение суда лишь тогда чего-то стоит, когда, в случае неподчинения, его можно исполнить силой. Что делать со странами ОПЕК?

Есть единственный способ: послать в эти страны спецназ, силы быстрого реагирования. Конечно, при этом нужно изменить политическую концепцию правительства США. Не следует больше говорить о восстановлении какой-то справедливости. Тем паче – о построении демократии в отдельно взятой арабской стране. Более того, не нужно искать и ловить правителей, шейхов, эмиров, султанов, пожизненных президентов и королей-саудов с целью их примерного повешения. Нужно всего лишь занять нефтеносные районы. Без нефти султаны и короли никому не нужны.

Конечно, мировая общественность взвоет: да какое отношение к нам имеют решения Федерального суда другой страны — Америки? Пусть у себя распоряжаются.

Ответ был бы такой (опять же, это моя реконструкция возможного ответа, но он и не может быть иным).

Господа политики стран ОПЕК. Деятельность ваших как бы независимых от вас компаний привела к дикому росту цен на бензин и топливо.

В результате раскрутилась инфляция и упал уровень жизни населения. Подобная деятельность ОПЕК не может быть расценена иначе, кроме как покушение на национальные интересы и безопасность США. Дело американского правительства и суда — защищать эти интересы. И тем самым — интересы Запада и в целом всего мира. Вспомните 11 сентября 2001 года. Группа преступников нанесла удар по зданиям и гражданам США. Быстро выяснилось, что нападение планировалось из-за рубежа. США предъявили талибанскому правительству Афганистана ультиматум: в трехдневный срок выдать Усаму и Омара. Те не выдали. В результате Афганистан был в два счета освобожден от Омара и от талибов.

Итак, стоило бы занимать только нефтеносные районы, месторождения и нефтепромыслы. Ни в коем случае не города и не прочую территорию. Колючая проволока с разными электронными датчиками по периметру. Плотная охрана.

Минные поля на подходах. Аэродромы. Контроль за трубопроводами и портовыми терминалами. Неподалеку от берегов – авианосцы. Такая вот примерно картина.

Цену снизить до 40-50 долларов за баррель. Это еще в 4 раза больше, чем в 1998 году, но уже совсем неплохо. Часть денег перечислять оставшемуся правительству бывшего члена ныне распущенной преступной организации ОПЕК. Или другому, новому правительству, если предыдущее не осознало своей безответственности перед мировой экономикой.

Если в ответ на своего рода ультиматум ОПЕКу (например, снизить цены в три раза) ОПЕК откажется это сделать, то последует высадка спецназа на основных нефтепромыслах, а если в войну вступят правительства стран ОПЕК (например, Иран или Венесуэла), то тогда им придется иметь дело с регулярной армией США. И, скорее всего, они подвергнуться выборочной и точечной атомной бомбардировке (правительственные укрывища, бункеры со штабам и пр.). То есть, будет парализован блок управления. То, что американцы молниеносно выиграют такую кампанию, нет сомнения.

Вот так (выше) я писал в мае этого года.

В Федеральный суд по этому закону иска не было.И сам закон как бы завис – он получал квалифицированное большинство, но процедуру его принятия заморозили. Обошлось и так. Под угрозой применения закона Саудовская Аравия уже в мае стала повышать ежедневную добычу (на 300 тысяч баррелей). Что совершенно недостаточно, чтобы переломить тенденцию к повышению цен. Генеральный секретарь ОПЕК Абдулла Салем аль-Бадри объявил о намерении ОПЕК к 2012 году увеличить добычу нефти до пяти миллионов баррелей в день.

Ну, это когда еще будет, да и мало этого при разгуле спекулятивного ценообразования.

Для спекулянтов всегда мало. И цены по инерции продолжали повышаться весь июнь и даже в первые числа июля, когда как раз и был взят рекорд в 147 долларов за баррель.

Итак, какова моя нынешняя реконструкция событий? После прохождения закона в Сенате и Конгрессе все вышеназванные соображения были переданы в правительства стран ОПЕК. Делалось все это тихо, без огласки и шума, без прессы и телевидения, чтобы не задеть самолюбия гордых арабов, наследников персидской империи и строителей латиноамериканского социализма.

Странам, не входящим в ОПЕК (кроме союзников США), эти демарши, конечно, тоже стали известны. Они их, так сказать, приняли к сведению.

Выше я написал: «Деятельность ваших как бы независимых от вас компаний привела к дикому росту цен на бензин и топливо». Вот именно «как бы независимых». Никакие биржевые спекулянты, представляющие интересы опековских компаний и продающие на бирже их акции, никак не могут быть неподконтрольны, скажем, королю Саудов, эмирам, шиитским или суннитским вождям, «социалисту-марксисту» Уго Чавесу или иранскому аятолле Хоменеи.

Отрезание глупых голов — достаточно убедительный способ сделать остальных понятливыми. Стало быть, ажиотажное повышение цен до июля этого года не только соответствовало вожделениям биржевых спекулянтов, но и шло от плохо завуалированного желания руководителей стран ОПЕК. Вот цены и росли. А потом вдруг стали снижаться. Хотя в мире как ездили на автомашинах, так и продолжают. Тепловозы все так же тянут составы. Мировой флот ходит на солярке. Самолеты летают на авиационном керосине. Как отапливали дома, так и топят. Как работали тепловые электростанции, так и работают. Немного меньше стали кататься в США и Европе, но зато больше – в Китае, России и Индии. В среднем – столько же. Да и в Америке сейчас вздохнули свободнее и опять стали наматывать мили. И вообще хотя рост потребления нефти несколько снизился, но все равно идет. То есть, спрос не только не упал, но немного вырос. А цены – упали. В три раза. Есть даже прогнозы, что цены упадут до 40 долларов за баррель. Немного осталось. Они, конечно, будут теперь колебаться вокруг цифры 50, но факт свершился — цены упали в три раза.

Почему цены начали снижаться спустя немногим более месяца после обсуждения закона NOPEC Коля-Шермана в конце мая 2008 года? Потому, что на процедуру обсуждения закона Коля, затем на доведение сути закона до руководства стран ОПЕК и, затем, для прохождения новых политических установок от королей-эмиров до исполнителей их воли на биржах и нужно как раз немногим более месяца.

Все это – нож острый для экономики России и популярности ее вождя, будущего президента Путина. С чем он придет к своему безлимитному президенству? Что станет с народной любовью, питаемой сверхдоходами от нефти? Посему Кремль уже несколько раз посылал своих эмиссаров в ОПЕК: давайте, мол, единым фронтом выступим против США и Европы с их наглыми поползновениями по снижению цен на нашу с вами нефть. Те только согласно кивали, но – никаких мер. То есть, принимали решения о снижении квот на добычу (уже три раза – поистине сакральное число), но результатов – никаких.

Скорее всего, все эти решения остались на бумаге.

Как это понимать? Так, что по дипломатическим и бизнесовским каналам до руководства недружественных нефтедобывающих стран была в вежливой форме доведена несложная идея: если кто-то нас душит, мы имеем право на самооборону вплоть до ликвидации душителя. И был дан королями и шейхами сигнал своим биржевикам и руководителям ОПЕКа: выполнять предписание.

Сбрасывать на бирже столько акций своих компаний, чтобы цена не нефть снизилась до условий по капитуляции. Продажа акций мажорами – это и есть биржевой механизм снижения цен на нефть.

Недавно руководство ОПЕК заявило, что считает цены за баррель в диапазоне 70-80 долларов «справедливыми». Фантастический прогресс!

А ведь в мае этого года Чавес предавался мечтаниям о 200 долларов. Когда цена подскочила до 147 долларов, что-то никто из опековцев не говорил о несправедливости. Напротив, говорили что до справедливой цены еще далеко.

Она вон еще где — 200 долларов и выше.

Думаю, что на 60-70 США согласятся. Хотя бы потому, что, по словам эксперта, «минимальная цена барреля нефти для нефтяных компаний составляет порядка $60-70 за баррель. Она и установится в следующем году.

Цены ниже этого уровня являются для нефтяников убыточными и заставляют просить для них снижения налогов и дотаций правительства».

После нынешних 40-50 это будет для шейхов добрым уроком.

Просвещению нефтяных шейхов весьма содействовало изменение внешнеполитической концепции США. Фиаско политики «построения демократии» в Ираке сделало идею о том, что Америка не должна насаждать где-то свободу (силой!), доступной даже для госсекретарей Госдепа. Именно так недавно высказалась бывшая госсекретарь Мадлен Олбрайт, а вслед за ней будущая Хилари Клинтон. У К. Райс никто не спрашивал – она еще не бывшая госсекретарь, но уж никак и не будущая.

У меня возникло ощущение, что Америка Обамы и последующих президентов в корне изменит стратегию страны. Не будет она больше в лоб применять войска под лозунгом процветания демократии в пустыне Гоби и среди пигмеев джунглей. Пусть живут, как знают. Нынешние успехи талибов в Афганистане тому порукой. Уж там строили-строили здание свободы, а вокруг снова злобные ваххабиты при полной поддержке декхан. А будут США действовать так, как в своих лучших достижениях: выплата в апреле 2003 года большой премии генералам, командующими частями регулярной армии Ирака, вождям федаинов и начальникам национальной гвардии — и вот четвертая по мощи армия в мире как по мановению волшебной палочки исчезла. Иракские генералы, ставшие вдруг миротворцами, своими приказами распустили дикое воинство, которое облачилось в арабскую национальную одежду, во всякие там бурнусы и цивильное платье и побежало тащить добро из музеев Багдада. Последовательное проведение «монетарно-иракской» политики привело бы к покупке Саддама Хусейна, что оказалось бы раз в сто, если не в тысячу раз дешевле ныне идущей там войны. Заметили, что никаких армейских генералов никто не ловил, не судил и не вешал? А Саддама ловили и вешали. Результат? Усиление гражданской войны и новые расходы.

Так далее и будут действовать. Послушным парням – премии, должности и бенефиты. Непослушным – замораживание счетов и подача в Интерпол.

Армия, как ружье на стене, будет наготове. На крайний случай «национальной безопасности», а не для торжества демократии во всем мире. Как известно, борьба за мир и демократию во всем мире были целью Советской армии. Вот пусть они ею и останутся.

Армия – последнее средство, когда уже нет иного пути.

Но если доходит до ее применения, то задача должна ставиться четкая: ликвидация враждебного государства. Как международного субъекта. Как то было с Германией и Японией во Второй мировой войне. С применением ядерного оружия? По всей логике, которая придет на смену слюнявым пузырям о «бедном ираки-пипл» и голодающих Судана – да. С применением. Так сказать, радикальная операция.

Это все звучит ужасно, но обижать царя зверей, прыская ему в глаза горчичный газ, а под хвост скипидар – весьма опасно для жизни.